Христианский ФОРУМ

Текущее время: 01-12, 04:12

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 104 ]  На страницу Пред.  1 ... 7, 8, 9, 10, 11  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 18-06, 02:12 
Не в сети
Старейшина
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11-11, 18:06
Сообщения: 6032
Откуда: Москва
4.2. Кувшинное дыхание

В традиции махамудры кувшинное дыхание (санскр. kumbhāka) является наиболее важным упражнением для медитации завершения. Название этой техники точно характеризует сам процесс её выполнения – наполнение нижней части лёгких воздухом и удержание его там. Для этого нужно опустить диафрагму таким образом, чтобы брюшная полость выглядела как кувшин.

Если рассматривать кувшинное дыхание как психофизиологическое упражнение, то можно выделить четыре составляющие. Практикующие вдыхают и наполняют лёгкие воздухом. Затем они визуализируют, как заполняются два второстепенных энергетических канала (правый и левый). После этого нужно подать брюшную полость вперёд – так, чтобы она стала похожа на кувшин, а диафрагму следует напрячь таким образом, чтобы она давила вниз. Одновременно с этим необходимо визуализировать, как воздух из двух второстепенных каналов входит в центральный канал.

Постепенное продление задержки дыхания усиливает тенденцию дыхания растворяться в центральном канале, что ведёт к овладению техникой входа – выхода. Кувшинное дыхание просто ускоряет процесс растворения, который происходит благодаря повторяющейся практике ваджрной рецитации, особенно когда практикующие достигают определённого мастерства в направлении потоков энергии в центральный канал, а также дальнейшем поднятии этой энергии вверх, после чего она снова выходит наружу через макушку головы.

Вторая составляющая кувшинного дыхания связана с медитацией. Практикующие, удерживая дыхание, наблюдают ум в состоянии покоя. Эта составляющая обозначается как «сила памятования»:
«кувшинное дыхание не заключается в усилении интенсивности процесса. Его цель – позволить уму пребывать в покое, и потому оно связано с лёгкостью и расслаблением».

Практика кувшинного дыхания начинается серией предварительных дыхательных упражнений, предназначенных для очищения энергетической системы [тонкого тела]. советуют «принять позу Вайрочаны и сделать три очистительных дыхания».
В других местах советуют более радикальный способ очистить дыхание – посредством поочерёдного вдоха – выдоха через каждую ноздрю:
…Чистый воздух вдыхай через правую ноздрю, застоявшийся выдыхай через левую; чистый воздух вдыхай через левую ноздрю, застоявшийся выдыхай через правую; вдыхай через обе ноздри очищенный предыдущими двумя циклами воздух.
Это очистительное дыхание наполняет энергией энергетическую систему тонкого тела. Чем более интенсивно выполняется эта практика, тем больше энергии попадает в энергетическую систему.

После очистительного дыхания следует приступить к выполнению физиологической части практики. Практикующие направляют вдыхаемый воздух в нижнюю часть лёгких и задерживают дыхание:
«Поглубже вдохни воздух через обе ноздри. Медленно направь его вниз, в ту часть тела, которая находится ниже пупка. Направь обратно вверх лишь малую часть воздуха, а остальное задержи так долго, как можешь, не испытывая при этом дискомфорта. Затем дай воздуху тихо и медленно выйти наружу.»

Во время задержки дыхания практикующим следует выполнять следующую медитацию:
«Итак, в течение всего цикла дыхания – вдоха, задержки дыхания и выдоха – необходимо без отвлечения наблюдать за умом и его активностью, применяя для этого соответственно памятование и бдительность. Особенно во время задержки дыхания, когда воздух удерживается внутри, а ум всё дольше и дольше пребывает в изумительном состоянии покоя, свободном от концепций.»

Практика кувшинного дыхания приносит множество благ. Она позволяет «остановить ум» в том смысле, что происходит завершение когнитивных процессов грубого уровня. «Ты не встретишь ничего, что бы напоминало предыдущие когнитивные события». Мыслительные процессы, связанные с усложнённым ментальным содержимым, останавливаются. Эмоциональные состояния и перепады настроения, такие как вялость и возбуждение, которые были характерны для искусной визуализации, также сходят на нет. Точно так же завершаются и перцептивные события грубого уровня.

Для того чтобы понять, что это означает, важно знать, как функционирует восприятие. Активность ума тонкого уровня заключается в непрерывном блуждании от одного объекта к другому. (Термин означает «бродить» или «перемещаться», или, лучше, «непрерывно блуждать от одного к другому».) Подобное блуждание является тонкой формой активности ума и классифицируется как когнитивный процесс тонкого уровня. Это блуждание происходит во взаимозависимости с сенсорными контактами, возникающими в различных структурах чувственного восприятия. Характеристикой активности тонкого уровня ума являются блуждание и привязанность к различным объектам чувственного восприятия.
Непрекращающаяся блуждающая активность тонкого уровня и функционирование врат чувственного восприятия, как правило, возникают в рамках обычного восприятия автоматически. Эти стремительные процессы обыкновенно происходят вне сферы внимания и не поддаются контролю, однако практикующие постепенно учатся сознавать и контролировать их. Практикующие становятся как бы хранителями чувственного восприятия.

В тексте сказано: «Наполнив тело [воздухом], очистишься от ядов и устранишь болезни. Задерживай дыхание и потоки энергии. С помощью практики кувшинного дыхания станешь хранителем врат».
Навык контроля над неустойчивостью обычного ума развивается благодаря «закрытию врат ума [грубого уровня]», «остановки движения врат» или «закрытию рта». «Закрытие рта» – это идиома, означающая закрывание или захлопывание чего-либо. В данном контексте это означает одновременную остановку дыхания и врат ума.
После того как врата ума закрываются, сенсорные контакты не возникают и из них больше не создаётся содержимое грубого уровня, которое можно было бы осознать. Во время медитации на тигле из него больше не распространяются какие-либо определённые атрибуты. В потоке ума больше не возникают простые проявления. Ум грубого уровня останавливается.
Единственное, что можно сознавать в такой момент, – это активность ума тонкого уровня, его непрерывное блуждание. Во время медитации эта активность тонкого уровня больше не усложняется в события восприятия грубого уровня, потому что эти мимолётные движения ума не объединяются вместе. Такие движения называют «моменты ума».

описывают весь этот процесс как очищение. Существует два вида очищения: 1) очищение омрачений, заслоняющих знание, и 2) очищение омрачений, связанных с эмоциональными состояниями. Здесь идея «омрачения»
/Этот термин обозначает то, что закрывает, затемняет, омрачает – делает что-либо неясным, смутным и неразличимым. В данном контексте «омрачение» – это что-то, что делает «неясной, смутной и неразличимой» работу ума, то есть не позволяет «сознавать» её/
призвана проиллюстрировать, что целью медитации является очищение омрачений грубого уровня, которые блокируют понимание того, как работает ум более тонкого уровня.
«Развитие ментальной гибкости позволяет практикующим удерживать концентрацию на уме тонкого уровня в течение всё более длительных промежутков времени. На начальной стадии смещения от грубого уровня ментальной активности к тонкому практикующим следует «внимательно следить за всеми формами усложнений и [усиленно] направлять ум к пребыванию на [тонком уровне]».

«Если рассматривать практику с позиции памятования и бдительности, то следует не [направлять внимание] к когнитивным процессам [грубого уровня], а [удерживать его на уровне] мимолётных движений, которые предшествуют этим процессам.
Когда возникают подобные когнитивные процессы тонкого уровня, не следует допускать ошибок в их распознавании. Зароди силу памятования, как прежде, и глубиной этого знания легко уничтожишь эмоции [грубого уровня], которые теперь стали неактивными.»

Избавление от ментального содержимого грубого уровня позволяет практикующим увидеть, как работает ум тонкого уровня.
/ формулировки «сознавании всех форм усложнения» и «мимолётные когнитивные процессы тонкого уровня», не противоречат друг другу. В первом случае ситуация рассматривается с позиции когнитивных процессов грубого уровня в период «усложнения», а во втором случае основное внимание уделяется процессу «неусложнения». Даже рассматривая ситуацию с разных точек зрения, описывается один и тот же этап практики, связанный с завершением когнитивных процессов грубого уровня./

Медитация завершения не подразумевает устранения всего ментального содержимого грубого уровня. Ментальное содержимое грубого уровня «завершается» лишь в том смысле, что оно больше не омрачает сознавание ума тонкого уровня. В относительном смысле во время практики кувшинного дыхания мышление и восприятие грубого уровня действительно прекращаются. В другие моменты – во время практики концентрации – они могут частично сохраняться. Опытные практикующие способны по собственному желанию переключаться между ментальной активностью грубого и тонкого уровней и непрерывно удерживать внимание на каждом из этих уровней. Можно сказать, что этот процесс напоминает переключение скоростей.

«По наиболее распространённому мнению, на этапе [тонкого уровня] практики шаматхи возникновение всё ещё происходит, и потому завершение не означает, что это возникновение прекращается. Те, кто развивал навык беспрепятственности, не отказываются от него [когда их практика переходит на более тонкий уровень], и поэтому [если наблюдать с позиции ума, то он] непрерывно пребывает в состоянии покоя, а [если наблюдать с позиции ментальных событий, то происходит реализация] природы [непрерывной активности ума тонкого уровня].»

Мимолётная ментальная активность всё ещё происходит, и это непрекращающееся блуждание, которое предшествует любому когнитивному усложнению, само по себе может служить выбранным объектом медитации.
Поскольку в рамках обычного сознания эта активность ума тонкого уровня остаётся нераспознанной, то если рассматривать практику данного этапа с позиции ментальных событий, то можно сказать, что опытные практикующие, которые могут на этом уровне сохранять концентрацию, реализуют природу ума.
Если рассматривать эту практику с позиции ума, то медитация завершения позволяет практикующим усилить способность ума пребывать на выбранном объекте. Поэтому называют этот этап практики концентрации «непрерывное пребывание».
предупреждают об опасности утраты непрерывного пребывания, если во время концентрации не позволить уму оставаться, как он есть:
«Сначала необходимо предпринять что-то для того, чтобы обеспечить непрерывность ума, либо остановить его для того, чтобы добиться частичного пребывания. Через некоторое время можно заметить, что возникает как бы множество мимолётных движений ума, а частичное пребывание удаётся сохранить лишь в незначительной степени. Это происходит из-за того, что теперь ты не осознаёшь усложнения как непрерывную цепь [искусственно созданных когнитивных процессов грубого уровня], как это происходило ранее. Теперь ты можешь распознать возникновение одной мысли, [а затем] возникновение следующей. Ты можешь потерять уверенность и обнаружить, что сохраняешь частичное пребывание ума лишь в незначительной степени, поэтому не допускай ошибки. Прилагай лишь незначительные усилия для того, чтобы поддерживать пребывание ума. Делай это в расслабленной манере, таким образом, чтобы не блокировать мысли, но и не следовать ни за одной из них, тогда добьёшься пребывания ума.»

Благодаря постоянной практике возрастает способность сохранять определённую стабильность во время пребывания ума на тонком уровне. Если рассматривать практику с позиции ума, то его пребывание на выбранном объекте становится более полным и реже нарушается. Что касается ментальных событий, то поток ума, который удерживается теперь на тонком уровне, воспринимается как стремительная последовательность мимолётных движений ума, каждое из которых можно наблюдать как отдельный «момент ума».
Каждый момент ума, в свою очередь, обладает отличительной чертой [двойственности], позволяющей наблюдать за ним с двух позиций. То есть каждый момент ума можно наблюдать и с позиции самого ума – как непрерывное и полное пребывание, и с позиции ментальных событий – как непрерывную активность ума или его движения, которые можно распознать.
/Подобная характеристика «двух позиций» указывает на начало процесса, который в буддийской традиции тхеравады называется «доступ к концентрации»./

_________________
Не важно, что написано. Важно, как понято.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 04-07, 06:58 
Не в сети
Старейшина
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11-11, 18:06
Сообщения: 6032
Откуда: Москва
4.3. Йога пространства

«Йога пространства» –название более сложного метода завершения когнитивных процессов. В тексте Тилопы «Песнь махамудры» можно найти следующие наставления по этой практике:
"Например, если нейтрализуешь зрение, глядя в пространство,
а умом точно так же будешь взирать лишь на сам ум,
остановив усложнения, присущие мышлению,
достигнешь высшей реализации."

Это очень короткое и компактное четверостишие содержит все необходимые наставления. В нём два указания: следует
1) глядеть в пространство и
2) взирать умом на сам ум.
Первая часть наставления связана с выбранным объектом. В качестве выбранного объекта медитации пространство классифицируется как объект «без опоры». Не обращать внимания на объекты восприятия и вместо этого глядеть в пространство – это один из методов избавления от привычной склонности вовлекаться в усложнённые когнитивные процессы грубого уровня.
Во второй части наставлений объясняется, как наблюдать за умом. Ум начинает сознавать (rig pa) процесс собственного функционирования на тонком уровне.
цель медитации заключается в том, чтобы «ум… пребывал, не пребывая ни на каком объекте».
Положительный результат практики йоги пространства заключается в «прекращении процесса нагромождения мыслей». Привычная склонность ума запускать когнитивные процессы грубого уровня завершается при помощи практики йоги пространства.

«Итак, концентрироваться на том, что не может являться опорой, следует следующим образом: представь, что все дхармы растворяются друг в друге и становятся Великой Пустотностью. Направь ум на выбранный объект, безучастно глядя в умиротворённую, наполненную блаженством пустоту открытого пространства. Не допускай в ум вообще ничего – не размышляй ни о том, что явления существуют, ни о том, что они не существуют. Поддерживая такое состояние, пребывая без отвлечений, суеты и забот, – освободившись от всего.
Если отвлечёшься, верни состояние частичного пребывания, как если бы вдевал нить в игольное ушко, – и пребывай как океан в штиль, как гаруда, чей полёт не требует усилий, без надежды и страха, умиротворённый и спокойный. Пребывая без отвлечений, освободишься от любых когнитивных процессов. У тебя будет лишь одна истинная мысль – мгновение простого неотвлечения. Ты обнаруживаешь мгновенное возникновение. Кроме того, тебе не следует делать ничего. Не отвлекайся от этого [неделания]. Смотри глазами проникающего видения [випашьяны]. Прими эту [единственную истинную] мысль в качестве опоры для медитации. Действуй, избавившись от изъяна преднамеренного усиления и преднамеренного расслабления, прими её и не теряй!»

рассматривают йогу пространства в качестве практики концентрации, которая схожа с более продвинутыми техниками, связанными с медитацией на естественном состоянии ума.
«Тебе надлежит направить взгляд в пространство перед собой. Тело должно оставаться неподвижным. Позволь дыханию быть естественным, медленным и тихим…»

Йогу пространства можно представить в виде такой же структуры, какая была характерна для йоги пространства Тилопы. Во-первых, взгляд, направленный в пространство, – это то же самое, что и [концентрация] на объекте без опоры. В процессе выполнения йоги пространства происходит то же самое, что происходит в процессе выполнения кувшинного дыхания, когда растворяются отдельные потоки энергии вместе с присущими им характеристиками. никакие формы, звуки и другие объекты, включая даже дыхание, не могут служить опорой для йоги пространства: «Не допускай ментальной вовлечённости». «Не позволяй уму вовлекаться ни во что – ни в определение характеристик, ни в мышление». То есть практикующие не должны совершать никаких действий по отношению к ментальным событиям. Они поддерживают ум в состоянии расслабления, не допускающем проявлений активности, которая была бы направлена на то, что возникает в потоке ума.

Для обозначения этого качества ума используются различные слова: неторопливый, беззаботный, спокойный, а также три аналогии: «продевать нить в игольное ушко», «океан в штиль» и «полёт гаруды». В отсутствие этих качеств очень трудно получить представление о том, как работает ум вне своего содержимого, – точно так же, как бывает очень сложно вдеть нитку в игольное ушко, если при этом торопиться.
Эти качества обозначаются единым термином «как есть». Если позволить уму пребывать как он есть, это приводит к смещению внимания.
Однонаправленная концентрация может протекать непрерывно. Ум непрерывно пребывает, не поддаваясь отвлечениям. Разговорчивый человек умолкает, когда понимает, что никто его не слушает, и точно так же стихают ментальные события, когда ум пребывает как он есть.

Этот эффект отличается от того, что мы наблюдали в процессе практики искусной визуализации – теперь мысли стихают естественным образом. йога пространства пресекает беспокоящие эмоциональные состояния. Несмотря на то что когнитивные процессы тонкого уровня всё же могут возникнуть, маловероятно, что они перерастут [в усложнения], или, как говорил Тилопа, «нагромождение когнитивных процессов остановлено».
«Если ты стабилен и неподвижен, свободен от когнитивных процессов [грубого уровня], то мгновенно появятся разнообразные знаки растворения внутреннего и внешнего дыхания. тогда ты обретаешь свободу от вещественности сансары… Техника пребывания ума в процессе дыхания и его задержки считается поэтому техникой, не требующей опоры. Мастера линии передачи ввели для этого обозначение «без опоры».»

Обе эти практики – кувшинное дыхание и йога пространства – приводят к завершению как мышление, так и восприятие. Однако успокоение ума не является главным результатом этих практик. Основной пользой, которую приносят эти практики, является способность сознавать работу ума. практикующие «обнаруживают мгновенное возникновение». Они начинают сознавать ментальное событие именно тогда, когда оно происходит, в тот самый момент, когда оно возникает. Все эти возникающие в текущий момент ментальные события завершаются почти сразу же после того, как возникли. «Движение, непостоянство, быстрое прекращение».
Таким образом устраняются омрачения, мешающие сознаванию спонтанности ума тонких уровней, в рамках которых зарождается его «активность», обусловливающая возникновение опыта восприятия в потоке ума.

_________________
Не важно, что написано. Важно, как понято.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 09-07, 15:46 
Не в сети
Старейшина
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11-11, 18:06
Сообщения: 6032
Откуда: Москва
Глава 5
Формальная медитация: концентрация без опоры (шаматха без опоры)

Последствием выполнения наставлений по практики медитации завершения является то, что практикующие «останавливают» ум, то есть его содержимое грубого уровня. Если говорить более точно, то закрываются врата восприятия, и это приводит к тому, что восприятие функционирует лишь как блуждающая активность тонкого уровня, не перерастая в ментальное содержимое грубого уровня. Когнитивные процессы грубого уровня, такие как отдельные эмоциональные состояния и паттерны мышления, всё ещё могут возникать, но они без задержки произвольно приходят в состояние покоя. Ни процессы восприятия, ни мысли не перерастают из движений блуждающей активности ума тонкого уровня в искусственные построения . Поэтому не остаётся никаких определённых характеристик, которые могли бы служить выбранным объектом медитации. Поскольку всё ментальное содержимое фактически остаётся в своей неусложнённой форме, эта стадия практики шаматхи, если рассматривать её с позиции ментальных событий, называется «концентрация без характеристик». Если говорить о позиции ума, то эту практику шаматхи можно назвать «концентрация без опоры». Концентрация без опоры больше связана с самим процессом медитации и её качеством, чем с выбранным объектом как таковым.

«Положившись на «то, что невещественно» как на вещественное,
Прими «то, что без опоры» как вещественное.
Приняв «не ум» как ум,
Обнаружишь, что нет размышления – ни малой толики размышления.»

«Медитировать без опоры – это значит не иметь ничего, на чём можно было бы концентрироваться во время практики».

«Выполняй практику так, чтобы не держаться вообще ни за что – ни за внешний объект, выбранный в качестве опоры, ни за вдох и выдох внутреннего дыхания, ни за что-либо ещё. [Вместо этого] позволь уму оставаться без какого-либо фундамента, который мог бы служить опорой [концентрации], и не думай, что ему необходима какая-либо ментальная активность, поскольку именно она ведёт к возникновению омрачения. Тебе необходимо привести ум в [естественное] состояние и предоставить ему оставаться как он есть. Более того, чтобы не думать о прошлом, например, «это и то было сделано прежде, или это и то случилось прежде», и не позволять уму мечтать о будущем, например, «это и то будет сделано в будущем, или это и то произойдёт в будущем», – тебе необходимо поддерживать отстранённость, беззаботность и раскрепощённость ума.»

Использование в этом контексте глагола «цепляться» обычно указывает на ложную дихотомию «субъект – объект». Обычное разделение ума и внешних феноменов, которые этот ум воспринимает, на субъект и объект устраняется, когда практикующие больше не позволяют уму «осмысливать» отдельные сенсорные контакты.
что такое «неосмысление».
С относительной точки зрения когнитивные процессы грубого уровня (в данном случае это мысли о прошлом, будущем и настоящем) на этом этапе уже устранены. в потоке ума почти не остаётся обычного ментального содержимого, и оно не может служить подходящей опорой для медитации. Остаётся лишь непрерывная блуждающая активность тонкого уровня, которая не обладает никакими характеристиками.
На этом этапе практики выбранным объектом медитации является не что иное, как 1) сам ум, который пребывает как есть или 2) некоторые из наиболее ярких качеств естественного ума, которые обозначают как отстранённость, беззаботность, раскрепощённость.

На этом этапе происходит самая фундаментальная перемена в подходе к выбору типа визуализируемого объекта медитации, поскольку в качестве выбранного объекта концентрации принимается «неуловимость» естественного ума.
Как может этот естественный ум быть использован для углубления концентрации, если его нельзя задействовать как подходящую опору? На этом этапе практики концентрации практикующие не воспринимают ум как выбранный объект и даже не думают об этом. Если рассматривать практику с позиции ментальных событий, то даже мимолётные движения тонкого уровня нельзя рассматривать в качестве подходящей опоры для концентрации, потому что они непостоянны и не поддаются осмыслению. Если рассматривать практику с позиции ума, то ум тонкого уровня сам становится выбранным объектом концентрации.
«Почему так важно знать аспекты усиления и расслабления».
В результате предыдущего этапа медитации были обнаружены процессы тонкого уровня естественного ума как он есть. С позиции пребывания ума сам ум представляет собой чистое пространство. С позиции ментальных событий аспект движения сводится к мимолётным движениям. Несмотря на то что естественный ум является всепроникающим, именно это качество усложняет его использование в качестве выбранного объекта концентрации.

«Вкратце, существует два необходимых требования: 1) глубокая ясность, которая обеспечивает исключительную чистоту ума [пребывающего в естественном состоянии] и 2) частичное пребывание, которое позволяет однонаправленно пребывать в состоянии покоя, свободного от концепций. Изъяном, из-за которого может быть нарушено первое требование, является вялость. Изъяном, из-за которого может быть нарушено второе требование, является возбуждение. Именно из-за того, что вялость и возбуждение становятся причиной препятствий, мешающих сохранению самадхи, методы их устранения представляют особую важность. В случае возникновения вялости необходимо представить в уме возвышенную и приносящую радость субстанцию. В случае возникновения возбуждения необходимо представить себе губительные последствия отвлечения и медитировать на непостоянстве. Однако наиболее важным из этих [наставлений] является совет полагаться на усиление и расслабление. Можешь считать, что понял главное, если рассуждаешь так: «Вялость устраняется даже при незначительном применении усиления, возбуждение устраняется даже при незначительном применении расслабления».»

вялость в медитации означает «упускать» выбранный объект, а возбуждение – «отвлекаться от» выбранного объекта. Поскольку в данном контексте выбранный объект технически не является опорой, то очень легко упустить его из внимания или прийти в состояние беспокойства, пытаясь его точно определить. Чем к более тонкому уровню относится выбранный объект, тем большей проблемой становятся вялость и возбуждение. Когда бы ни возникло ментальное событие, практикующие сознают оба его аспекта (ментальное содержимое грубого уровня и мимолётное движение тонкого уровня), а также позицию наблюдения (на которую устанавливается ум). Наблюдение с позиции ментальных событий приводит к возникновению ясности. Наблюдение с позиции ума стабилизирует его пребывание. Главной проблемой на этом этапе практики концентрации является сложность сохранения баланса между совместно существующими в каждый отдельный момент потока ума состояниями – ясностью и пребыванием, – которые используются как противоядия от вялости и возбуждения. Когда возникает вялость, необходимо произвести усиление; в случае возбуждения нужно ослабить усилия и расслабиться.
«Какая-либо определённая мысль может быть использована как противоядие от других мыслей. Например, единственная мысль о пустотности может быть использована как противоядие от всей последовательности ложных концепций.»
На этом этапе практики мысли не исчезают, они просто быстро приходят в состояние покоя.

Теперь становится ясно, почему авторы комментариев всегда упоминают о том, что в состоянии, свободном от концепций, всё ещё возникают когнитивные процессы.

Всё прежнее содержимое опыта восприятия можно объединить в одну группу – когнитивные процессы грубого уровня такие как мысли, негативные эмоциональные состояния и ощущения, обозначив всю эту категорию как «ментальное содержимое». Изменяемые аспекты (усиление и расслабление), а также когнитивные процессы тонкого уровня лучше всего объединить в категорию, которую можно обозначить как «ментальные процессы». События, относящиеся к ментальным процессам, более динамичны и постоянно изменяются. Для обозначения этих изменений статуса выбранного объекта медитации используется несколько глаголов: «изменяться» «происходить» и «случаться».
Практикующие направляют внимание за пределы ментального содержимого грубого уровня, делая объектом сознавания само функционирование ума тонкого уровня. Метод медитации и объект медитации теперь одно и то же. Принимая вялость, возбуждение и когнитивные процессы тонкого уровня в качестве выбранных объектов, практикующие созерцают, как в уме всё это происходит само по себе.

_________________
Не важно, что написано. Важно, как понято.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 13-07, 09:44 
Не в сети
Старейшина
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11-11, 18:06
Сообщения: 6032
Откуда: Москва
1. Усиление

Первую технику медитации на ментальных процессах называют «визуализация усиления» . называют её «полное отсечение в момент возникновения». В большинстве случаев практика усиления предшествует практике расслабления. сначала необходимо тренировать усиление, чтобы решить проблему, заключающуюся в том, что практикующие «упускают» принятые теперь в качестве выбранных объектов и гораздо менее заметные когнитивные процессы тонкого уровня. расслабление можно выполнять только тогда, когда непрерывный поток когнитивных процессов тонкого уровня «остаётся ясным» и при этом не возникает вялость грубого уровня.

Существует несколько стадий развития вялости.
«Вялость. Если тебе удалось добиться некоторой стабильности пребывания, когда ум находится в состоянии покоя, свободном от концепций, и ты можешь удерживать это состояние, то сила памятования – это то, что поможет сохранить стабильность пребывания. Однако есть опасность, что эта стабильность ослабнет, и тогда выбранный объект может ускользнуть или потерять ясность. Или может случиться так, что ум устанет. Это называется вялость грубого уровня.
Иногда, когда ум находится в состоянии покоя, свободном от концепций, даже несмотря на то что выбранный объект не ускользает, ум едва удерживается на нём, как во сне. Другими словами, хотя ум всё ещё пребывает на выбранном объекте, ясность полностью отсутствует. Такая незначительная или даже мимолётная вялость является наиболее опасной, потому что это вялость тонкого уровня.
Что касается вялости тонкого уровня, то неопытные практикующие [даже если она у них действительно возникает] могут [ошибочно] полагать, что их практика шаматхи не имеет изъянов. Если попытаться сохранять результаты практики, но предварительно не избавиться от вялости тонкого уровня, то даже при сохранении результатов длительное время глубокая ясность ума не проявится, памятование притупится, ты станешь забывчивым и так далее. Твоя практика будет иметь существенные изъяны.»

приводят понятие «вялость тонкого уровня», чтобы подчеркнуть, что медитация может утратить свою яркость незаметно для практикующего. определяют вялость тонкого уровня как состояние, в котором присутствует некоторая яркость ума, но отсутствует глубина. вялость тонкого уровня возникает вследствие ощущения внутреннего расслабления, которое появляется, когда медитировать становится легче. С точки зрения обычного опыта эти ментальные процессы тонкого уровня всегда представляли собой не что иное, как вялость. Менее опытные практикующие обычно остаются в неведении относительно того, как работает их собственный ум. Наставления по практике усиления помогают им «открыть на это глаза».

практикующие могут прогрессировать благодаря своей способности сохранять некоторую стабильность пребывания. На этом этапе практики функционирование ума тонкого уровня редко полностью ускользает от внимания, даже если практикующие поддаются вялости. Это напоминает ситуацию, когда луч фонаря чётко сфокусирован на каком-либо объекте, но при этом почти разрядились батарейки. Тогда, несмотря на то что луч света стабильно освещает объект, он всё ещё виден неотчётливо. В наставлениях говорится, что практикующим следует «каждый момент сохранять пребывание ума».

Наставления по практике усиления состоят из двух главных компонентов. Если рассматривать термин «усиление» с позиции ума, то он имеет несколько значений: «собирать», «складывать», «наполнять» – например, «собирать чемодан». Он также может означать «напрягать тело» или «держать тело в напряжении». В данном контексте усиление представляет собой ментальную диспозицию, когда ум с усилием удерживается на выбранном объекте, то есть когда на концентрацию затрачивается больше усилий. Это схоже с тем, как, управляя автомобилем, нажимают на педаль газа для того, чтобы увеличить скорость. Опытные практикующие выполняют усиление для того, чтобы обеспечить ещё более глубокое пребывание ума.
Что касается позиции ментальных событий, то связанный с ней аспект практики принято называть «распознавание» или «обнаружение». цель практики, если её рассматривать с позиции ментальных событий, описывают следующим образом:
«В подобных условиях проявляется всегда присутствующий поток когнитивных процессов тонкого уровня. Поэтому состояние это известно как распознавание когнитивных процессов тонкого уровня, связанное с пониманием того, что воспринимаемые ментальные события возникают и завершаются.»

Эти когнитивные процессы тонкого уровня, или «моменты ума», должны быть обнаружены «в момент своего возникновения». Приобретённое таким путём понимание описывается несколько иными специальными терминами. Вместо использованного ранее простого термина «ясность» используют термин «яркость», «глубокая ясность». Оба термина связаны с позицией ума, поскольку характеризуют яркость и чёткость, присущие процессу сознавания объекта умом, а не ясность воспринимаемых характеристик самого объекта.
/ Гьяцо определяет яркость следующим образом: «Интенсивность, с которой наш ум удерживает выбранный объект концентрации»./

Ум является ярким и ясным ещё до того, как возникает какая-либо активность. используют термин «повышенная ясность»:
«Это никак не связано с ясностью или прозрачностью объекта. Это обозначает то, как ум воспринимает объект. Различие между ясностью объекта и ясностью ума является очень важным. Если ум чётко воспринимает объект, то этот процесс отличается повышенной ясностью.»

_________________
Не важно, что написано. Важно, как понято.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 17-07, 16:22 
Не в сети
Старейшина
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11-11, 18:06
Сообщения: 6032
Откуда: Москва
На этом этапе практики становится ясно различимо не только ментальное содержимое грубого уровня. С определённой точки зрения светоносность естественного ума присутствовала изначально, но в то же время она оставалась заслонена привычными для обычного ума негативными склонностями, которые мешали реализации. Поскольку эта естественная светоносность присутствует всегда, называют подобное постижение, или реализацию, «глубокая ясность» («предшествующая ясность», в том смысле, что практикующие обнаруживают то, что присутствовало прежде).

На этом этапе медитации практикующие обычно подвержены вялости тонкого уровня – другими словами, концентрации ума на выбранном объекте недостаёт интенсивности или яркости. Усиление концентрации – это метод, с помощью которого можно сделать ментальные процессы тонкого уровня более заметными. Регулярная практика усиления ведёт к способности всё быстрее и быстрее распознавать когнитивные процессы тонкого уровня, вплоть до ситуации, когда распознавание становится возможным непосредственно в момент их возникновения, ещё до начала усложнения. Конечным достижением этого этапа практики является новая форма глубокой ясности, которая превосходит любую форму ясности, достигнутую прежде. Более того, поскольку усиление также улучшает способность ума пребывать на выбранном объекте, процесс пребывания становится более непрерывным и полным. Теперь практикующие могут установить в каждом ментальном событии более или менее гармоничный баланс между глубокой ясностью и пребыванием. Сознавание остаётся непрерывным, а активность ума тонкого уровня, в свою очередь, остаётся чёткой и прозрачной. Благодаря столь значительному прогрессу эта стадия называется «первая фиксация пребывания». Практикующие впервые по-настоящему приближаются к самадхи. начиная с этого момента для описания прогресса с позиции ума вместо термина «частичное пребывание» используется термин «пребывание».

«Итак, метод, при помощи которого можно устранить изъяны, заключается в следующем: приведи тело в позу Вайрочаны – направь взгляд вверх, глаза устреми в одном направлении и так далее. Затем сконцентрируй ум, как обычно. [В сутрах] сказано, что [практикующие] смогут устранить вялость и преодолеть инертность и неуверенность, если переместят позицию наблюдения в обширное пространство успокоенного ума. В текстах традиции парамиты [сказано]: «Если чувствуешь неуверенность, то возвышенная радость…» В тексте «Великое сострадание Срединного пути» сказано: «Если медитируешь на выбранном объекте и теряешь уверенность, используй обширное пространство».

«Если до сих пор не устранил вялость грубого и тонкого уровней с помощью этого [метода традиции сутры], то зароди твёрдость ума и примени технику усиления [концентрации], с тем чтобы не отвлекаться ни на мгновение. Зафиксируй ум однонаправленно, невозмутимо и отчётливо – так, чтобы в нём не было никакого цепляния, приводящего к неприязни или привязанности.»

Большинству практикующих сначала кажется неестественным процесс такого усиленного удержания ума на выбранном объекте, поэтому легко предположить, что их ум начнёт блуждать. На тот случай, если подобное случится, добавляют:

«Пройдёт не так уж много времени, и ум начнёт блуждать. Поэтому настоятельно применяй усиление. Практикуй так, чтобы зафиксировать [ум], ничем его не заслоняя, – таким образом, чтобы он не отвлекался ни на мгновение.»

Как только практикующие выработали навык непрерывного удержания ума от отвлечений, открывают следующую часть наставлений по махамудре – учат не просто распознавать вялость тонкого уровня в тот момент, когда она возникает, но делать это именно с позиции естественного ума, а не обычного:

«Если в ходе выполнения практики ум утомляется, возникает слабость, сонливость, апатия или другие изъяны, необходимо распознать [это состояние], [оставаясь] невозмутимым, бодрствующим и открытым.»

Для описания того, как естественный ум воспринимает вялость тонкого уровня, используются такие его эпитеты, как «прозрачный» и «открытый». В данной ситуации наблюдение происходит с позиции ума, который находится в состоянии усиленного и бдительного пребывания:

«находясь в состоянии покоя, свободном от концепций, ты должен сохранять резкость фокуса ума, а то время как сам ум
1) должен быть проницательным и бдительным в момент возникновения изъянов вялости [тонкого уровня] или возбуждения и
2) должен распознать их возникновение…
В тексте Майтреи «Различение Срединного пути и крайностей» сказано: «Распознай вялость и возбуждение».
В тексте «Ступени созерцания» сказано:
«Взгляни на вялый ум и вовремя распознай вялость; взгляни на возбуждённый ум и вовремя распознай возбуждение. Даже если используешь эти методы, то всё ещё время от времени могут возникать непродолжительные состояния вялости и возбуждения. Однако, если твой ум
1) обладает глубокой ясностью,
2) пребывает в состоянии покоя, свободном от концепций, а также
3) не воспринимает это как проблему,
то тебе следует повторять эту практику в форме множества коротких сессий до тех пор, пока не будет достигнуто свободное от изъянов «пребывание—успокоение». /Этот термин используется для обозначения плода практики шаматхи, то есть речь идёт о достижении последней ступени успокоения ума. термином «шаматха» обозначается как сама практика успокоения ума, так и её плод. В этой книге сам процесс практики обозначается терминами «шаматха», «практика концентрации», «успокоение ума», но когда речь идёт, как в данном случае, о плоде этой практики, то используется термин «пребывание--успокоение», дословно «успокоение», «пребывание»./

Если после подобной практики пребывание ослабевает, то выполняй практику сохранения [то есть проанализируй свои ошибки медитации]; например, попробуй научиться чувствовать, когда необходимо расслабиться [чтобы чрезмерное усиление не нарушило пребывание, но при этом] не уходила глубокая ясность».»

Если вялость и возбуждение распознавать в момент их возникновения, то они сразу же отступают, и тогда ясность ума никогда не теряется. «Ум, вовремя распознающий вялость, обладает глубокой ясностью». Однако предостерегают: усиление может оказаться чрезмерным, и это может привести к противоположному изъяну – возбуждению. Для того чтобы предотвратить это, практикующие должны понимать, в какой момент необходимо расслабиться с целью обрести устойчивый баланс.

Наставления по практике усиления предполагают использование в качестве отправной точки не вялость, а когнитивные процессы тонкого уровня. ...Он советует практикующим распознавать когнитивные процессы тонкого уровня в тот самый момент, когда они зарождаются, для того чтобы предотвратить усложнение:

«Несмотря на то что [это является ментальной активностью], от которой следовало бы освободиться, ты думаешь: «Сейчас я не допущу возникновения никаких когнитивных процессов [тонкого уровня]», и поэтому некоторые называют эту практику «удержание с помощью памятования». В этом тексте говорится, что подобная медитация поворачивает вспять все предыдущие [мысли]. Поэтому ты размышляешь: «С этого момента я не допущу никаких концептуальных усложнений», и когда возникает какое-либо усложнение, ты применяешь памятование, чтобы остановить его. Придерживаясь подобной техники, ты отсекаешь усложнения. Поэтому мы обозначаем её как «полное отсечение в момент возникновения».»

Этот отрывок иллюстрирует то, как когнитивные процессы тонкого уровня – их позитивный аспект – могут быть использованы в качестве противоядия от всех других отвлекающих мыслей. На этом этапе практикующие всё ещё вовлечены в мышление, но теперь оно заключается лишь в том, чтобы использовать единственную, неусложненную мысль как искусное средство для предотвращения усложнения любых других мыслей в момент их возникновения. Несмотря на то, что даже такая простая мысль всё ещё представляет собой цепляние тонкого уровня, очевидно, что она может быть эффективно использована для того, чтобы перебороть сильную привычную склонность к концептуальным усложнениям и построениям. называют этот метод «путём, на котором пресекают [все мысли, используя единственную мысль] как противоядие». В других текстах эту технику сравнивают с использованием яда для противодействия другому яду.
описывают пользу практики отсечения усложнений с позиции ментальных событий:

«Всё это время ты продолжал практиковать с твёрдым намерением не позволять ни единой мысли вовлечься [в процесс усложнения], и теперь возникновение разнообразных мыслей, ментальных образов внешних объектов и других событий сопровождается яркостью ума. Твоя медитация заключается в том, чтобы при возникновении любой мысли успевать предотвратить её усложнение на всё более ранних этапах. Увеличение времени [сессий медитации], когда ты отсекаешь усложнения на всё более ранних этапах, в итоге приведёт к тому, что у тебя запустится непрерывный когнитивный процесс [тонкого уровня], и все эти события [или, другими словами, моменты ума] будет восприниматься как [продолжающийся] поток, который не нуждается в отсечении [поскольку моменты ума не вовлекаются в усложнение]

_________________
Не важно, что написано. Важно, как понято.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 24-07, 02:00 
Не в сети
Старейшина
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11-11, 18:06
Сообщения: 6032
Откуда: Москва
Делая первые попытки отсечения усложнений, практикующие в состоянии распознать когнитивный процесс лишь на той стадии, когда он уже в некоторой степени подвергся усложнению. С развитием бдительности они начинают отсекать усложнения на более ранней стадии. Применение памятования на всё более ранних этапах возникновения мыслей изменяет алгоритм проявления когнитивных процессов тонкого уровня – отдельные моменты ума начинают возникать с гораздо более высокой частотой. Если применить метафору, использованную в комментарии, то можно сказать, что «когнитивные процессы [тонкого уровня] разворачиваются как непрерывная последовательность, подобно тому как шар катится вниз по наклонной плоскости» или как низвергаются струи горного водопада. Когнитивные процессы тонкого уровня протекают всё «быстрее и быстрее», и всё же каждый из них представляет собой лишь отдельный момент ума. Ускорение всё возрастает, пока когнитивные процессы не превратятся в непрерывный поток моментов ума тонкого уровня. Как сказано в сутрах, «сотни тысяч моментов ума успевают возникнуть за время, которое требуется для того, чтобы моргнуть глазом».

сравнивают единственную позитивную мысль, в задачу которой входит отсечение усложнений, с хозяином дома, а поток когнитивных процессов тонкого уровня с имуществом, находящимся в доме. Вялость же сравнивается с вором. Когда в доме никого нет, вор может вынести из него всё имущество, и точно так же вялость похищает все когнитивные процессы тонкого уровня, которые могли бы послужить в качестве выбранного объекта медитации. Но если хозяин дома – одна-единственная позитивная мысль, которая «остаётся внутри», – хватает вора – вялость, то он без сомнения сохранит своё имущество в целости и сохранности. Он уверен в том, что непрерывная пульсация когнитивных процессов тонкого уровня будет сопровождаться яркостью и не будет подвержена изъяну вялости тонкого уровня. Вместо вялости тонкого уровня проявится с присущей ей яркостью естественная светоносность ума тонкого уровня.

объясняют, что с позиции ментальных событий основной целью практики усиления является демонстрация определённых качеств естественного ума, особенно это касается ясности, присущей когнитивным процессам тонкого уровня, которые возникают как стремительно разворачивающийся поток мимолётных, светоносных моментов ума. сравнивают эту практику с возведением дамбы:
«Необходимо [отсекать усложнения] для того, чтобы облегчить распознавание когнитивных процессов [тонкого уровня]. Это подобно возведению плотины с целью перекрыть вытекающие из пруда ручьи и накопить в нём воду».

Предотвращение усложнений когнитивных процессов тонкого уровня повышает частоту возникновения неусложнённых, мимолётных моментов ума. На более ранних этапах медитации усиленная концентрация – как ограничивающее средство – использовалась для предотвращения усложнения когнитивных процессов грубого уровня. Затем не связанная ни с какими ограничениями искусная визуализация привела к внутренней реализации ясности.
На данном этапе можно наблюдать абсолютно противоположную ситуацию. Новая форма ясности тонкого уровня – яркость – проявляется в силу ограничения усложнений когнитивных процессов тонкого уровня. Это становится возможным благодаря усилению [концентрации] и/или отсечению [усложнений], которое обеспечивается бдительностью. После этой медитации следует расслабление – состояние, не связанное с какими-либо ограничениями, в котором все склонности к усложнению когнитивных процессов тонкого уровня сходят на нет.
Происходящее в уме остаётся как оно есть и непрерывно – момент за моментом – пребывает с присущей ему яркостью в каждом импульсе когнитивных процессов.

Как это происходит? объясняют это, цитируя коренной текст:
«Поскольку ум пребывает непрерывно, ты можешь наблюдать [происходящее в данный момент] возникновение и завершение когнитивных процессов [тонкого уровня]. В силу этого начинает казаться, что количество когнитивных процессов [тонкого уровня] увеличивается. Но на самом деле такого не происходит, потому что когнитивные процессы тонкого уровня всегда присутствуют в непрерывном потоке возникновения отдельных моментов ума, и никаких реальных изменений с ними не происходит. То, что возникает в предыдущий момент, уходит, а потом и с тем, что возникает в последующий момент, происходит то же самое, и так снова и снова – следовательно, это и есть [истинная] Дхарма.

Комментарий к этой практике, состоит из трёх частей. Сначала он говорит о непрерывном потоке возникновения отдельных моментов [ума], другими словами, о неотсекаемом потоке, рассматривая его с позиции ментальных событий.
Составной термин «неотсекаемый поток» является специальным понятием, относящимся к особенности ума тонкого уровня, которая была выявлена благодаря этой практике; а именно – присутствию потока, состоящего из происходящих в данный момент кратковременных когнитивных процессов тонкого уровня, ещё не подвергшихся усложнению и не перешедших в когнитивные процессы грубого уровня.
[Теперь,] «практикующие по-настоящему узрели врага» (непрерывную активность когнитивных процессов тонкого уровня) и привыкают удерживать ум перед лицом этого факта. Если пребывающий в состоянии покоя ум способен оставаться стабильным в бурном течении неотсекаемого потока когнитивных процессов тонкого уровня, то благодаря этому может быть достигнут новый уровень силы концентрации.
Чтобы подчеркнуть этот прогресс, напоминают, что сейчас ум впервые действительно [стабильно] пребывает в состоянии покоя. Поэтому он называет происходящее «первой фиксацией пребывания».

также описывают, какую пользу приносит эта практика, если рассматривать её с позиции ума. используют глагол rig pa «сознавать», чтобы описать обретаемое в результате практики понимание:
«Более того, поскольку это первая фиксация пребывания ума в состоянии покоя, то все процессы восприятия [грубого уровня], мысли и [другие] ментальные события, кроме сознаваемых [rig pa] отдельных моментов когнитивных процессов [тонкого] уровня, становятся неактивными. Яркость [сознавания с позиции ума] и загрязнения [присутствующие на стороне ментальных событий] нераздельны, поэтому очень важно сохранять реализацию – сознавание [возникновения потока моментов ума тонкого уровня] – поскольку понимание того [что этот поток сопровождается сознаванием] является противоядием [от любых изъянов концентрации].»

Если для медитации используется искусственная активность,
/Активность, связанная с любыми преднамеренными ментальными действиями – концептуальными построениями, размышлениями, анализом./
то лучшего результата, чем частичное пребывание, добиться нельзя. Если же подобная активность стихает, то становится возможно полное, или непрерывное, пребывание.
С точки зрения ума сознавание (rig pa) – это фундаментальная особенность естественного ума, и она никак не связана ни с одной из разновидностей искусственной активности. Совершенствование навыка пребывания ума предоставляет практикующим возможность увидеть природу этого пребывающего ума, то есть узнать что-то новое о сознавании, присущем естественному уму.
Наряду с этой реализацией у практикующих появляется возможность постичь фундаментальную недвойственность ментальных событий, происходящих в потоке ума, и сознавания, в котором они отражаются. Именно это имеют в виду, утверждая: «Яркость и загрязнения нераздельны».

_________________
Не важно, что написано. Важно, как понято.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 26-08, 15:24 
Не в сети
Старейшина
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11-11, 18:06
Сообщения: 6032
Откуда: Москва
2. Расслабление

Второй метод медитации на ментальном процессе называют «визуализация расслабления» или «нереагирование на то, что возникает».
Расслабление следует за усилением концентрации. Практикующим уже удалось добиться некоторой стабильности пребывания в непрерывном потоке моментов ума, однако это пребывание остаётся не до конца сбалансированным. упоминают, что такой баланс очень сложно поддерживать. это «как прогулка по мосту с одной опорой». / Имеется в виду что-то наподобие балансирных качелей, когда длинная перекладина расположена на единой опоре, которая находится точно по центру/.
Практикующие рискуют слишком увлечься усилением и полностью нарушить пребывание, придя в возбуждение.

Из объяснения предыдущего этапа медитации должно быть ясно, что неотсекаемый поток когнитивных процессов тонкого уровня включает в себя некий аспект возбуждения. Кажущаяся пульсация когнитивных процессов тонкого уровня подразумевает, что ум легко может потерять равновесие. подробно останавливаясь на объяснении возбуждения, обозначают его в целом как вид отвлечения, в частности – как разновидность привязанности.
обозначая возбуждение как разновидность привязанности, предполагают, что практикующие совершили ошибку на предыдущих этапах медитации, допустив привязанность к одному аспекту медитативного опыта в ущерб другому, будь это пара вялость – ясность или присутствие – отсутствие когнитивных процессов тонкого уровня. Такое предпочтение одного другому является тонкой формой возбуждения. предполагают, что наблюдение практикующими за выбранным объектом всегда сопровождалось возбуждением:
«Грубая форма возбуждения связана с возникновением когнитивных процессов грубого уровня, которые отвлекают практикующих от концентрации на выбранном объекте. Тонкая форма возбуждения связана с возникновением когнитивных процессов тонкого уровня. Это состояние, пребывая в котором практикующие пытаются либо предотвратить возникновение чего-либо, либо ему способствовать.
/«Когда возникает грубая форма возбуждения, ум в действительности теряет из фокуса выбранный объект. Когда возникает тонкая форма возбуждения, то, напротив, ум удерживает фокус на выбранном объекте, но из-за недостаточно сильного внимания присутствуют либо скрытый процесс мышления, либо его более тонкая форма – беспокойство, или «ментальный зуд», побуждающий отвлечься от выбранного объекта и сфокусироваться на чём-то другом, что нам кажется более привлекательным» [Dalai Lama]./

Практикующие вовлекаются в тонкую форму планирования хода медитации, и это само по себе является возбуждением тонкого уровня. Например, они, возможно, будут испытывать желание избавиться от всех когнитивных процессов тонкого уровня, или сосредоточатся на одной-единственной позитивной мысли тонкого уровня, или захотят применить в какой-то момент технику усиления концентрации. И снова из комментария Таши становится ясно, что медитация не является совершенной даже тогда, когда практикующие не замечают у себя никакого возбуждения и полагают, что их практика безошибочна. Именно поэтому необходима практика расслабления. возбуждение грубого уровня служит причиной полного отвлечения ума от выбранного объекта концентрации, а возбуждение тонкого уровня в свою очередь приводит к тому, что «ум начинает блуждать, но в то же время сохраняет фокус на выбранном объекте».
Поскольку теперь объём и активность потока когнитивных процессов тонкого уровня становятся ясно видны, практикующие могут наблюдать всю связанную с медитацией активность ума тонкого уровня. Практикующие теперь достаточно опытны, чтобы удерживать ум на тонком уровне, благодаря чему вся активность моментов ума остаётся отчётливо видимой.
Далее Джампел Паво даёт наставления по практике расслабления, которая необходима для отсечения активности ума тонкого уровня, вовлечённой в управление медитацией. Он начинает свои наставления с напоминания, что практика расслабления выполняется из-за возникновения потока моментов ума: «Поскольку когнитивные процессы тонкого уровня возникают один за другим, прими решение расслабиться и тем самым отсечь усложнения.»

Наставления по практике расслабления состоят из двух сущностных компонентов. Первый обозначается специальным термином glod или его синонимом lhod . Термин glod означает «ослабить давление» или «ослабить усилия» – например, ослабить тетиву лука. Этот термин также означает «расслабиться». В данном контексте термин glod связан с двумя аспектами практики. Во-первых, он обозначает разновидность управляемой активности, а именно ослабление усилий, подобное тому, как отпускают педаль газа при управлении автомобилем. Во-вторых, он обозначает состояние ума – пребывание в расслабленном состоянии. С точки зрения ума практикующие всё ещё страдают от тонкой формы беспокойства – возбуждения тонкого уровня. Это возбуждение тонкого уровня возникает тогда, когда практикующие вовлечены в какую-либо деятельность, связанную с намерением обрести соответствующий плод медитации. Подобная искусственная активность подразумевает, что ум отвергает какое-либо состояние или стремится к нему; ум надеется получить определённый результат или боится, что этого не произойдёт; ум пытается вызвать какое-либо состояние или предотвратить его. Практикующие учатся расслабляться и освобождаться – особенно от стремления к подобным крайностям.

Поскольку для получения эффекта расслабления не требуется какой-либо активности со стороны ума, Таши называет это «беспрепятственной практикой». Результатом выполнения практики расслабления является серьёзная стабилизация пребывания, которая обозначается в текстах как «просто не отклоняться», «пребывать однонаправленно» или «стать неподвижным».

Другой специальный термин – «успокоение». Если рассматривать эту практику с позиции ментальных событий, то чем глубже удаётся практикующим расслабить ум, тем в более глубокое состояние покоя приходят ментальные события потока ума. Упокоение используется для работы с тенденцией к усложнению когнитивных процессов. Пользуясь лишь этой привычной функцией ума, практикующие учатся приводить в состояние покоя любой потенциальный импульс к усложнению когнитивных процессов до того, как они становятся отвлечением. Более того, для опытных практикующих этот процесс выглядит так, что потенциальные ментальные события приходят в состояние покоя сразу же после своего возникновения, в то время как менее продвинутые практикующие замечают их лишь после того, как сработает привычный импульс к усложнению.
Пока поддерживается расслабленное состояние ума, ничего из ментального содержимого не подвергается усложнению. Успокоение также играет роль в фундаментальной реорганизации потока ума, которая заключается в том, что теперь события возникают поочерёдно и в соответствии с определённым порядком – не нагромождаются и не усложняются.

Далее следуют более подробные наставления Таши Намгьяла и Джампела Паво по технике выполнения практики расслабления.

_________________
Не важно, что написано. Важно, как понято.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 09-09, 03:27 
Не в сети
Старейшина
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11-11, 18:06
Сообщения: 6032
Откуда: Москва
2.1. Техника «Отпустить всё»

Таши: методы сутры годятся, чтобы успокоить возбуждение грубого уровня, более известное как «отвлечение». В подходе сутры используется бдительность, которая необходима для того, чтобы обнаружить изъян возбуждения сразу же после его возникновения. применение этих методов обычно не устраняет возбуждение тонкого уровня, поскольку практикующие вовлечены в искусственную активность, направленную на поддержание медитации, и это способствует тому, что во время концентрации присутствует почти незаметное различение между желательными и нежелательными состояниями. все эти формы активности и различения возникают в силу привязанности (zhen pa). Его метод практики расслабления нацелен на то, чтобы приводить в состояние покоя все формы искусственной активности и тонких проявлений различения. Наставления Таши можно резюмировать как «не способствуй и не предотвращай»:

«Несмотря на то что в рамках традиции сутры эта практика не носит название «расслабление», в этом тексте техника, которая используется для решения проблемы возбуждения, называется именно так. В текстах сутры возбуждение устраняется путём визуализации его в качестве выбранного объекта концентрации в районе сердечного центра. Считается, что возбуждение – это разновидность привязанности. В рамках традиции сутры возбуждение устраняется путём приведения в состояние покоя любой формы усложнения – печали, сомнения и других вредящих ментальных факторов, – которые, собственно, и классифицируются как возбуждение. Этот [подход] носит название «Метод решения проблемы отвлечения. Этот [подход] заключается в использовании памятования». В тексте «Сутра потока» сказано: «Осознав губительные последствия отвлечения, ты приводишь в состояние покоя это негативное явление; и точно так же ты приводишь в состояние покоя ум, вовлечённый в привязанность, обеспокоенный и тому подобное». В тексте «Сущность Срединного пути» сказано: «Когда случается какое-либо отвлечение, снова и снова представляй, что это изъян».
Наш подход заключается в расслаблении. Надо привести в состояние покоя [любое стремление ума] способствовать чему-либо или предотвращать что-либо – и оставаться в состоянии покоя, свободном от концепций по отношению к выбранному объекту.»

Далее Таши подробно описывает свой собственный метод:
«В присутствии сознавания, чистого и обширного, расслабься. Пребывай без привязанности и неприязни [относительно любого состояния или формы медитации]. Не думай о том, медитируешь ты или нет. Не думай о том, что будешь счастлив, если ум будет пребывать в состоянии покоя, или о том, что будешь несчастен, если вовлечёшься в усложнения. Далее, не позволяй возникать обусловленной подобными мыслями искусственной активности – такой как попытки способствовать или предотвращать что-либо. Вместо этого оставайся в расслабленном, спокойном состоянии – так, чтобы ум пребывал сам по себе. Затем реши, что не будешь отвлекаться ни на что другое, кроме этой [одной-единственной позитивной мысли]. Оставаясь на этой позиции, сохраняй [это достигнутое состояние], и так придёшь к великому покою. Если ты последуешь за каким-либо ментальным событием и попытаешься взять его под контроль, то могут возникнуть мысли грубого уровня. Не позволяй уму следовать за ними: так отвлечёшься. Не пытайся заблокировать врата возникновения [ощущений] или как-то по-другому им препятствовать. Просто молись, чтобы сохранять памятование, и силой мудрости без отвлечения наблюдай [непрерывный] жизненный поток [моментов ума]. Не теряй памятования и в те моменты, когда возникают мимолётные когнитивные процессы. Не впадай в расстройство и не пытайся способствовать этим процессам или предотвратить их. Просто сохраняй памятование и намерение пребывать в расслабленном состоянии. Тогда не отклонишься в сторону от этого состояния, и его длительность возрастёт.»

Затем следуют наставления по практике расслабления. Они предназначены для устранения всех форм различения тонкого уровня, которые ещё сохраняются в этом состоянии, – например, оценочное восприятие плохих и хороших событий, анализ качества сознавания во время медитации или эмоциональные реакции на все эти процессы. После того как ум расслабляется, он сам по себе приходит в естественное состояние – пребывает как есть.
Далее Таши даёт наставления о технике успокоения (zhi ba). Когнитивные процессы грубого и тонкого уровней приходят в состояние покоя. Достижением этой практики является всё более и более стабильное пребывание. Другими словами, чем меньше отвлечений, тем меньше вероятность упустить ('chor ba) это состояние. Преодолев зависимость от активности когнитивных процессов тонкого уровня, ум уже никогда не отвлекается.

Далее, для того чтобы продемонстрировать, что стабильность пребывания после выполнения практики расслабления существенно возрастает, Таши показывает различия между наставлениями по практике расслабления и наставлениями по практике усиления, которые были даны ранее:

«Сохраняй [практику], как прежде. Ум остаётся чистым и расслабленным. Он практически не отклоняется от состояния покоя. Теперь же, оставаясь абсолютно уверенным, что не отклонишься от выбранного объекта, всё, что следует делать, – это привести ум в состояние блаженства, когда он пребывает сам по себе. После расслабления памятование становится [непрерывным], и его ничто не может отвлечь.»

«[а] При возникновении когнитивных процессов [прежде] ты пытался их завершить и применял памятование.
[б] Применяя же расслабление, ты приводишь в состояние покоя разнообразные когнитивные процессы – сначала грубого уровня, а затем и тонкого – таким образом, чтобы больше не отклоняться из-за них. После этого всё замедляется.
[в] [Теперь,] поскольку ты больше не боишься привязанности и неприязни или любой другой [искусственной активности], которая не имеет отношения к памятованию, ум остаётся таким же, как и прежде, но делается обширным, как открытое пространство.
[г] Расслабленный ум остаётся безупречно сознающим, пребывает в чистоте и безмятежности. И тогда польза от этой практики становится очевидной.»

«Узнай то, как сохранить [достижения этой практики] и как устранить любые изъяны. Если сохранять это состояние подобным образом, то [каждый момент ума] возникает в тесной связи с другими моментами ума – как с точки зрения ума, который сохраняет стабильное пребывание за счёт памятования и сознавания, так и [с точки зрения ментальных событий, ] их ясности и чистоты. В этом состоянии, благодаря которому сохраняются пребывание / успокоение, разнообразные, постоянно проявляющиеся объекты восприятия – форма, звук и так далее – медленно возникают один за другим.»

Положительный результат этой практики заключается в осуществлении фундаментальной реорганизации течения ментальных событий в потоке ума. Каждое возникающее ментальное событие тонкого уровня возникает как отдельное. Отдельные события возникают медленно (cham me) – так, что их можно различить непосредственно в момент возникновения. Более того, каждое отдельное ментальное событие можно различить с обеих позиций – с позиции ума и с позиции ментальных событий. Позиция ума (пребывание) и позиция ментальных событий (ясность) теперь становятся двумя сопутствующими позициями, которые присутствуют в каждый момент ума. Последовательное возникновение моментов ума происходит медленно (cham me), и эти моменты тесно связаны друг с другом, образуя упорядоченный поток. Согласно традиции устной передачи, наиболее полно результат подобной реорганизации потока ума можно проиллюстрировать на примере спокойного течения горной реки.

2.2. Техника «Не реагировать, что бы ни возникало»

наставления, используя понятие выбранного объекта медитации – в данном случае когнитивных процессов тонкого уровня. Упражнение называется «не реагировать, что бы ни возникало». Он начинает своё объяснение с коренных наставлений:

«Это искусные средства, предназначенные для того, чтобы не препятствовать непрерывному возникновению. Подумай, как замедлить [работу ума], не отсекая при этом последовательно возникающую снова и снова [одну-единственную] мысль [тонкого уровня]. Затем расслабься. Пусть со всеми остальными мыслями, кроме этой, происходит всё что угодно, они никак не смогут на тебя воздействовать. Сохраняй памятование, не [пытаясь] предотвратить эти мысли, и не прилагая усилий к тому, чтобы не предотвращать их. Веди себя как пастух. Добившись этого, не позволяй ни одной мысли вовлечься в процесс усложнения. Если наблюдать эту практику шаматхи с позиции ума, то можно увидеть, что однонаправленное пребывание сохраняется, [даже] когда возникают мысли.»

Джампел Паво использует единственную мысль – мысль о расслаблении ума – для того, чтобы направлять памятование во время медитации.

Наставление Джампела Паво о расслаблении, позволяющем не предпринимать ничего для предотвращения или непредотвращения, схоже с наставлением Таши, в котором говорится о том, как не способствовать и не подавлять. В обоих случаях практикующим следует отказаться от применения любой формы искусственной активности для осуществления медитации. Наставления содержат в основном отрицание всех подобных форм ментальной активности:
«Во время медитации [такой] активности быть не должно. Когда всё остаётся как есть, возникает великое блаженство.»
Для иллюстрации подобного вида расслабления используется метафора об овце и верблюде:
«Применяя усиление, связываешь свой ум. Когда расслабляешься, без сомнения, обретаешь свободу… будучи связан, верблюд пытается уйти в любом из десяти направлений. Если дать ему свободу, он просто останется на месте, недвижим. Для себя я понял – ум подобен упрямому верблюду».

«Расслабление уже само по себе является формой активности, которая, однако, с практикой приближается к порогу, за которым уже нет никакой активности. Ставшая возможной в результате практики наименее активная форма расслабления называется «беззаботность»»

благим результатом этой практики является более совершенная форма пребывания:
«Если, оставаясь невозмутимым, избавишься от всего, то ум будет пребывать в состоянии покоя. Мысль не движется и не подвергается усложнению. Когда привязываешь верблюда верёвкой, это заставляет его стремиться уйти в какое-то другое место. Если отвязать его, он никуда не пойдёт. Упрямое животное останется равнодушно сидеть на месте.»

Вдобавок к этому изменится качество происходящих событий:
«Более того, Будда Падампа сказал: «Попробуй предотвращать любые негативные мысли, и они нахлынут, как бурлящая вода…»
Сиддхидвопа сказал: «Когда приведёшь [ум] в состояние, свободное от искусственных концептуальных построений, мышление [тонкого уровня] станет свежим, как поток реки. Затем поддерживай это состояние подобным образом».
Миларепа сказал: «Медитируй до тех пор, пока не устранишь [искусственное усложнение] мышления».
Согласно этим высказываниям, предназначение медитации, направленной на устранение [искусственной активности] когнитивных процессов, на самом деле заключается в том, чтобы сохранить [полученный результат] и [стабилизировать взаимодействие позиций] пребывания ума и [подлинной]
/ Активность, не связанная с искусственными концептуальными построениями и не осуществляемая намеренно. Другими словами – безыскусная, спонтанная активность./
активности в ситуации, когда когнитивные процессы [тонкого уровня] происходят столь же стремительно, как пронзают ночное небо падающие звёзды.»

И со стороны ума, и со стороны ментальных событий происходят значительные изменения:
«Если медитировать подобным образом, то движение усиливается, а пребывание остаётся неизменным. Это называется «промежуточное пребывание, подобное медленному течению реки».»

С точки зрения ума пребывание становится полноценным и непрерывным – оно больше не является частичным или отрывистым. С точки зрения ментальных событий происходит реорганизация потока ума – теперь он напоминает медленное течение реки. Эта метафора напоминает описание Таши – медленно возникающие отдельные события.
Склонность превращать когнитивные процессы тонкого уровня в усложнённое восприятие и усложнённое мышление устранена, но тем не менее «мысли не исчезают».
В итоге точка зрения ума и точка зрения ментальных событий начинают существовать одновременно – просто как две различные позиции наблюдения. Джампел Паво демонстрирует эту одновременность с помощью следующей метафоры: он сравнивает движение, происходящее на стороне ментальных событий, с рекой, а пребывание, происходящее на стороне ума, с бревном, плывущим по этой реке. Вне зависимости от того, в каком направлении устремляются ментальные события потока ума, позиция пребывания остаётся отделена от позиции движущихся ментальных событий, точно так же, как остаётся на плаву находящееся в реке бревно.»
/Смысл метафоры в том, что позиция пребывания, хоть и «плывёт» в том же направлении, куда движется «река» ментальных событий потока ума, при этом остаётся чем-то отдельным по отношению к самой реке, а также не «тонет» в ней. То есть, хотя эти две позиции и составляют единство, они не являются (на данном этапе практики) одной и той же позицией./
Обе позиции возникают в тот самый момент, когда возникает ментальное событие. То есть происходящее с позиции ментальных событий непрерывное возникновение наблюдается с центральной позиции ума как он есть.

_________________
Не важно, что написано. Важно, как понято.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 12-09, 20:36 
Не в сети
Старейшина
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11-11, 18:06
Сообщения: 6032
Откуда: Москва
3. Методы установления баланса

Практикующие научились устранять тонкую форму вялости посредством усиления концентрации, достигая таким образом глубокой ясности всех ментальных процессов тонкого уровня, а также избавились от тонкой формы возбуждения благодаря практике расслабления, достигая таким образом непрерывного пребывания, сохраняющегося одновременно с последовательно возникающими когнитивными процессами тонкого уровня. Тем не менее одна из второстепенных проблем остаётся нерешённой: как практикующему полностью устранить изъяны вялости и возбуждения тонкого уровня, в то время как сама активность, направленная на устранение одного из них, создаёт условия для возникновения другого?
«Если во время медитации будешь чрезмерно усиливать концентрацию, то вовлечёшься в мышление, а если чрезмерно увлечёшься расслаблением, то станешь вялым.»
Средством для установления баланса становится перевод фокуса внимания на сам ум. Принимают в качестве выбранного объекта ум, который распознаёт вялость или возбуждение тонкого уровня или сознаёт, что не происходит ни того ни другого. Сфокусироваться на самом уме означает сфокусироваться на том, что знает или на том, что действует, с целью устранить вялость и возбуждение тонкого уровня.

Принять сам ум в качестве выбранного объекта сначала трудно. Именно поэтому значительная часть наставлений посвящена предварительным действиям для установления баланса, даже несмотря на то, что основной целью медитации является достижение самадхи. Основная приводящая к проблемам на этом этапе медитации искусственная активность связана с ощущением потребности прилагать какие-либо усилия для осуществления медитации и с ощущением присутствия наблюдателя. Ум не установится в равновесии, пока [в нём] присутствует искусственная активность. Целью медитации на данном этапе является устранение подобной препятствующей искусственной активности, для того чтобы ум установился в состоянии самадхи. Когда искусственная активность отсутствует, ум сам по себе приходит в равновесие. Метод устранения искусственной активности называется «метод равностности».
«с мудростью следи за процессами усиления и расслабления в соответствии с методом равностности. Этот метод является главным священным аспектом всех методов сохранения концентрации. ум с непрерывным памятованием следит за выбранным объектом, воздерживаясь от любых проявлений крайностей вялости и возбуждения тонкого уровня и испытывает радость, приходя в состояние покоя. Это называется самадхи. Выбранный объект концентрации теперь связан с такими понятиями, как покой, свободный от концепций [mi rtog], ясность [gsal] и сознавание [rig pa], а непрерывному потоку возникновения [моментов ума] сопутствуют памятование и бдительность.»
непрерывное памятование является методом достижения равностности.
/Беспристрастность – это четвёртый и последний аспект практики пребывания/успокоения. Аспект тела, аспект ума, аспект дыхания и аспект беспристрастности. Соответственно сознавание практикующих направляется на тело, ментальное содержимое, ментальные процессы, и в конечном итоге на сам ум. Поэтому аспект беспристрастности называется «священный аспект». Когда ум сбалансирован, препятствий больше не существует. Тогда восходит естественное состояние ума./

Не требующее усилий памятование является следующим шагом после устранения тонкой формы вялости и возбуждения:
«Равностность возникает благодаря приведению в состояние покоя тонких форм вялости и возбуждения. Когда процессы усиления и расслабления уравновешены, ум приходит в состояние покоя.»
можно провести аналогию со сложной электронной системой, такой как приборная доска современного авиалайнера. Если пилот хочет посадить самолёт, используя ручное управление, ему необходимо принять множество безотлагательных решений и совершить множество сложных действий, которые требуются для того, чтобы летящий на высокой скорости самолёт совершил мягкую посадку. Однако если пилот решит совершить посадку на автопилоте, используя компьютерный контроль, ему достаточно лишь установить определённые настройки. После этого он может просто откинуться в кресле и больше не думать о процессе приземления и не совершать каких-либо безотлагательных действий – мягкую посадку самолёт совершит сам. Точно так же и практикующие просто создают условия для этого сбалансированного состояния и дают ему происходить самому по себе. После того как условия были созданы, больше нет необходимости принимать какие-либо решения и предпринимать какие-либо действия.

Все предыдущие этапы медитации были связаны с едва различимыми суждениями – усложнением, потерей памятования, возникновением вялости или возбуждения. Сам факт принятия ума в качестве выбранного объекта концентрации устраняет эти различающие суждения. называют это «ум как объект визуализации». Применяют усиление или расслабление – ум остаётся тем же самым.
истинный выбранный объект – это подлинная дхармакая или вместерождённый ум.
«Сам ум», или, другими словами, «ум сам по себе» является выбранным объектом тонкого уровня. Применяя усиление или расслабление, особенно важно фокусировать внимание на самом уме, который, собственно, и совершает действия, направленные на усиление и расслабление. «Ум сам по себе» также можно увидеть, когда протекают мыслительные процессы и процессы восприятия. Практикующие учатся фокусировать внимание на самом уме в то время, когда возникают мысли или процессы восприятия. Подобный переход на позицию ума приводит к тому, что любые тонкие формы различения, а именно предпочтение одних компонентов ментального содержимого другим приходят в равновесие. Таким же образом во время медитации можно наблюдать и сам ум как позицию наблюдателя. Практикующие могут использовать один или все эти выбранные объекты для того, чтобы достичь равностности, потому что в каждом случае позицией наблюдения остаётся сам ум. Окончательным достижением этой практики является самадхи. В состоянии самадхи все тонкие формы различения приходят в состояние покоя сами по себе, потому что их возникновение и самораспознавание происходят одновременно:
«Когда все когнитивные процессы грубого и тонкого уровня больше не возникают, и даже кратчайшее мгновение такого процесса в момент возникновения приходит в состояние покоя само по себе (rang zhi) и самоочищается (rang dag), это напоминает то, как река впадает в океан.»

Успокоение не означает прекращение, это лишь означает, что всё возникающее в потоке ума не вовлекается в процесс различения или искусственной активности, подобно тому как успокаивается волнение на поверхности океана. называют такую медитацию «обратнонаправленная медитация», поскольку больше нет необходимости избавляться от мыслей. Когнитивные процессы тонкого уровня всё ещё возникают, но по отношению к ним не совершается никаких действий, и между ними не делается никаких различений.

_________________
Не важно, что написано. Важно, как понято.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 22-09, 03:53 
Не в сети
Старейшина
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11-11, 18:06
Сообщения: 6032
Откуда: Москва
Существует четыре метафоры: «шнур брахмана»; «верёвка, удерживающая сноп соломы»; «ребёнок в храме»; и «слон, которого колют шипы растений».

3.1. «Шнур брахмана»

Самым важным из четырёх способов является «шнур брахмана». В коренных наставлениях сказано:
"Очень важно, чтобы усиление и расслабление оставались уравновешены, поэтому применяй их так, как плетут шнур брахмана. Если во время медитации будешь слишком рьяно применять усиление, то мысли будут витать где-то ещё. Если переусердствуешь с расслаблением, то погрузишься в вялость. Поэтому приведи усиление и расслабление в равновесие. Более того, начинающие сначала практикуют усиление для того, чтобы отсечь непрерывное возникновение, а затем, когда понимают, что переусердствовали, применяют расслабление и пытаются не реагировать на то, что возникает. Применяя поочерёдно обе техники, попробуй уравновесить их. Если применять поочерёдно усиление концентрации ума и его расслабление снова и снова, то такая техника называется «плетение шнура брахмана».

Применение усиления и расслабления основано на предположении, что вялость и возбуждение тонкого уровня, а также усложнённые когнитивные процессы являются «врагами» медитации. Воспринимать эти изъяны в качестве «врагов» медитации означает вовлекаться в различение тонкого уровня. На данном этапе практики медитирующим рекомендуется отказаться от подобного ложного различения путём «…медитации, предполагающей смешанное применение усиления и расслабления».
Объединив техники усиления и расслабления, больше ничего не меняют в медитации. Вялость и возбуждение тонкого уровня всё ещё возникают время от времени. в момент, когда процессы усиления и расслабления начинают протекать сбалансированно, переключить сознавание на что-то другое. В этом случае выбранным объектом медитации становится сам ум:
«Медитировать на дхармакае – это как плести шнур брахмана. Непрерывно сохраняй ум подлинным и безыскусным. Если установить ум в это состояние, он будет перемещаться вверх и вниз. Когда же возникнут обычные оскверняющие загрязнения, [измени позицию наблюдения и] медитируй на вместерождённый ум /ум, который присутствует одновременно с этими загрязнениями/».

Когда практикующие больше не беспокоятся о том, что вялость и возбуждение могут создать им проблемы, они уже не склонны к тому, чтобы чрезмерно усиливать концентрацию или расслабляться, когда эти изъяны действительно возникают. Термин «подлинность, не изменённая искусственной активностью, и «непрерывный» связаны с ослаблением усилий, которые сами практикующие прикладывают к медитации. Близкий по значению термин rang sor означает «оставить в покое». Когда возникают вялость и возбуждение тонкого уровня, практикующим, которым интересен лишь «ум сам по себе», а не какие-либо происходящие в нём ментальные события, проще «оставить в покое» эти изъяны. Вялость и возбуждение продолжают возникать, но практикующие теперь способны использовать всё более тонкие формы усиления и расслабления, чтобы устранять эти изъяны. Они не прибегают к различению тонкого уровня, которое обусловливает негативное восприятие этих изъянов, и не прилагают чрезмерных усилий для их устранения. «Значение данной метафоры следующее. Когда прядут шнур брахмана, то нитям не дают спутаться, натягивая их. Им также не дают порваться, ослабляя натяжение. Точно так же, когда «прядётся» ум, необходимо сохранять баланс между усилением и расслаблением – это лучший способ понять то, как они должны применяться.»
Опытные практикующие применяют усиление и расслабление, не оценивая сам процесс. Опытный прядильщик управляется с нитями быстро и без задержек.

3.2. «Верёвка, удерживающая сноп соломы»

Вторая и третья метафоры применяются к двум классам ментального содержимого – мышлению и восприятию. Наставления, в которых используется метафора верёвки, удерживающей сноп соломы, в наибольшей мере связаны с усилиями – попытками предпринимать какие-либо действия с целью повлиять на медитацию. Необходимо отсечь любую искусственную активность. В коренных наставлениях сказано:

«Выполняя эту практику, надо представить, будто разрезаешь верёвку [удерживающую сноп соломы]. Все предыдущие противоядия на самом деле способствовали возникновению мыслей, таких как, например, мысль о том, что необходимо что-то предпринять, дабы избежать отвлечения. Эти попытки не становились противоядием, и мысли не исчезали, а активность, направленная на постоянные попытки поддерживать памятование, лишь вносила напряжённость в процесс медитации. Откажись от попыток поддерживать памятование и не думай об этих [изъянах и необходимых для их устранения противоядиях]. Приведи ум в состояние, когда он пребывает сам в себе, – в состояние пребывания/успокоения. [Приведение] ума в состояние, когда он пребывает без активности и без усилий, называется «разрезать верёвку, [удерживающую сноп соломы]».

Метафора «шнур брахмана» использовалась при исправлении изъяна тонкой формы различения, сопровождающей возникновение вялости и возбуждения тонкого уровня. И точно так же метафора «верёвка, удерживающая сноп соломы» используется при исправлении изъяна тонкой формы различения, сопровождающей возникновение отвлечений и ментальных усложнений. На предыдущих этапах практики медитации концептуальные усложнения рассматривались как отвлечения. В качестве противоядия от отвлечения предлагалось использовать усиление концентрации, позволяющее удерживать внимание на выбранном объекте. Практикующие удерживали внимание на выбранном объекте концентрации, не позволяя ему переключаться на возникающие мысли, тем самым защищаясь от них. Чтобы сохранять концентрацию подобным образом, требовалось прилагать усилия. чрезмерное усердие (bya ba), свойственное предыдущим этапам медитации, является изъяном и обусловлено цеплянием ('dzin pa). Теперь практикующие полностью избавляются от всех форм различения, перемещая позицию наблюдения и принимая в качестве выбранного объекта «сам ум», позволяя мыслям возникать естественным образом (rang lugs ):
«После этого, применяя памятование, откажись от приложения усилий и от любых цепляний. Оставь ум, как он есть.»

Другая важная разновидность тонкой формы различения связана с возникающим во время медитации обычным «ощущением себя» – наблюдателем (nga). В наставлениях говорится, что от этого также необходимо избавиться:
««Если укрепляешь [ум], используя усилия, возникает возбуждение. Если перестаёшь это делать, возникает вялость. Поэтому так сложно прийти к уравновешенному сознаванию. Как же поступить, когда ум пребывает в таком беспорядке?»
В этом-то всё и дело. Тебе надо перестать прилагать усилия для поддержания памятования. Ваджрадхара сказал:
«Полностью избавься от двойственности. Освободись от мыслей [связанных с различением] и просто пребывай. Любая мысль о том, что надо [каким-либо образом] действовать [во время медитации] основана на [идее] о «наблюдателе». Поэтому полностью откажись от всего».
В этой цитате говорится о том, что нам надо отказаться от цепляния за наблюдателя, который сохраняет памятование, сразу же, как стало понятно, что это аспект [обычного] собственного «я», [которое является пустым].»

Переход на новый выбранный объект концентрации – ум сам по себе – помогает медитирующим избавиться во время медитации от ощущения необходимости совершения каких-либо действий, от «ощущения себя» и от обычных ориентиров. Такое радикальное смещение позиции лишает практикующих возможности использовать обычный подход в наблюдении за ходом медитации. Вы словно разрезаете верёвку, стягивающую сноп соломы, который тотчас разваливается и спокойно пребывает «сам по себе». После того как исчезают обычное ощущение управления процессом и ощущение наблюдателя, остаётся не требующее усилий чистое сознавание, которое пребывает само по себе и становится теперь позицией наблюдения за ходом медитации.

3.3. «Ребёнок в храме»

Третья метафора используется при исправлении изъяна тонкой формы различения, связанной с восприятием. В коренных наставлениях сказано:
«Выполняя эту практику, надо представить, как будто ты маленький ребёнок, рассматривающий храм. Поскольку слон ума был привязан к столбу памятования и знания, потоки энергии были завершены и теперь остаются в естественном состоянии. За всё, что [продолжает] возникать, не следует цепляться, если оно нравится, и не следует ему препятствовать, если оно не нравится. [Контроль потоков энергии] приводит к тому, что в состоянии покоя, свободном от концепций, возникают различные переживания – проявление пустотных форм, подобных дыму, и блаженство, близкое к обмороку, когда кажется, что у тебя нет ни тела, ни ума и ты как будто бы плаваешь в пространстве. Не цепляться за эти ощущения и не препятствовать им называется «Уподобиться ребёнку, рассматривающему храм».»

возникающие во время глубокой концентрации необычные переживания приводят к реорганизации потоков энергии. Пять основных потоков энергии перемешиваются с дополнительными потоками, и определённое количество энергии попадает в центральный канал. Соответственно перемешиваются и все воспринимаемые атрибуты этих потоков энергии – цвет, элемент и тигле. Если подобная реорганизация продолжается на протяжении определённого количества сессий, то сами по себе возникнут десять знаков ясности. Первые пять знаков называются «пять знаков очищения» и проявляются, когда потоки энергии начинают входить в центральный канал. Каждый знак соотносится с определённым потоком энергии и связанным с ним элементом.

Таблица
Пять знаков очищения


Следующие пять знаков ясности – это пять знаков пребывания. Они возникают, когда смешанные потоки энергии остаются в центральном канале в течение значительного периода времени.

Таблица
Пять знаков пребывания


В целом эти интенсивные переживания возникают как результат глубокой концентрации – в особенности кувшинного дыхания.
Позволь себе практикующие хоть в малейшей степени задействовать тонкую форму различения во время появления этих знаков – у них возникли бы сильнейшие галлюцинации. Медитирующих специально предупреждают, чтобы они не цеплялись и не привязывались к тем переживаниям, которые кажутся им приятными, и не пытались предотвратить те, которые кажутся им неприятными. Опытные практикующие просто позволяют этим переживаниям происходить, оставляя их как есть, и лишь наблюдают их с некоторым интересом.
Когда исчезают последние импульсы как-то реагировать на эти переживания, это означает, что пять знаков очищения полностью сформированы.

Эти внутренние переживания, если их оставить как есть, предстают как реальные явления предметы, которые ранее использовались в качестве опоры концентрации. Однако между ними существует важное различие. Применяя технику, описанную с помощью метафоры «верёвка, удерживающая сноп соломы», практикующие научились отсекать присущее естественному уму сознавание от обычного ощущения управления процессом и самонаблюдения. Теперь же отсечение присущего естественному уму сознавания от обычного восприятия происходит за счёт попыток не реагировать на сильнейшие переживания опыта восприятия. Восприятие и сознавание восприятия происходят как одновременное наблюдение с двух разных позиций, которые больше не оказывают друг на друга никакого влияния. Переживания просто происходят в уме. Сознавание полностью сосредоточено на них, но при этом никак на них не реагирует и совершенно не подвержено их влиянию. Благодаря практике наставлений «верёвка, удерживающая сноп соломы» практикующие не вмешивались в процесс мышления, и мысли приходили в состояние покоя. И точно так же на данном этапе практики все эти захватывающие переживания быстро проходят, если не вмешиваться в процесс.

В каждый потенциально обособленный момент восприятия одновременно присутствуют оба аспекта тигле, которые соответственно связаны с его эманирующей и абсорбирующей формами. Для того чтобы показать разницу между предыдущим и нынешним состояниями тигле, называют его на данном этапе практики «великое тигле».
Если говорить об эманирующей форме, то посредством всех структур чувственного восприятия возникает бесчисленное количество переживаний. Если говорить об абсорбирующей форме, то тигле подобно чёрному пустому пространству. Эти две позиции становятся единым целым, «подобно тому как луна светится в небесной тьме ночи». Поскольку в великом тигле содержатся все возможные переживания, связанные с восприятием сансары и нирваны, практикующие сознают всё это великое разнообразие потенциальных переживаний в каждый момент восприятия:
«Как только проявились десять знаков, возникают и переживания, чей потенциал заложен в великом тигле. На этапах пути, когда нет уверенности, возникает рождение в шести мирах и соответствующие каждому из них условия. Тогда познаешь три адских мира, словно во сне или наяву [в зависимости от ясности]. Затем увидишь, как они трансформировались во что-то иное. Ты познаешь тело наслаждения, присущее трём мирам богов. Другие, кто получает опыт подобных переживаний, воспринимают их как аспекты сансары, но ты безошибочно поймёшь, что все эти аспекты в момент своего возникновения [поскольку ты сознаешь их пустотность] ведут тебя к нирване – в направлении множества больших и малых земель будд, в направлении к центру мандалы, в направлении к малым и большим каям будды, находящимся в светящейся сфере, сияющей вокруг пребывающей в союзе пары, в направлении к ступе и письменам на ней и так далее».

«После того, как проявятся десять знаков, возникнут переживания [чей потенциал заложен] в великом тигле. С одной стороны, в великом тигле заключено всё разнообразие [опыта восприятия]. С другой стороны, это нечто пустотное. Но ты узришь все шесть миров, множество тонких форм проявления нирманакаи, множество форм самбхогакаи и всё великое многообразие [переживаний опыта восприятия] в виде ясного света.»

Здесь подчёркивается контраст между многообразием потенциального опыта, связанного с эманирующей формой тигле, и его тёмной абсорбирующей формой.
Происходит фундаментальная трансформация восприятия:
«Более того, это – самопроявление, в рамках которого склонности к сдерживанию потоков энергии и тенденций ума больше не существуют. Поэтому, какие бы переживания в этом состоянии ни возникали – неблагие перерождения в трёх низших мирах или благие перерождения в желанных мирах богов и людей, или в землях будды и лотосовых садах, – всё это лишь проявление реализованного ума».

Когда обычное ощущение наблюдателя предстаёт как пустое, а любые реакции на разнообразные проекции восприятия пресечены, проявления возникают сами по себе, и в этот процесс не происходит никакого вмешательства.
/То, как происходят ментальные события, когда ум уравновешен, называется «самопроявление». Несмотря на то что с относительной точки зрения ментальные события продолжают происходить, они пусты – лишены по своей природе какого-либо независимого существования. Этот последний термин «независимое существование» служит для обозначения событий, которые, как ошибочно полагают, реально существуют во внешнем мире./

Проявление трансформируется в ту форму, в какой оно воспринимается умом в его естественном состоянии. Проявление реализованного ума – это выражение, которое означает «прямое недвойственное восприятие, свойственное естественному уму».
/Реализованный ум сам проявляется и сам же воспринимает это проявление./
Если меняется характер восприятия в целом, то с восприятием тела в частности также происходят определённые изменения. На этом этапе практики в сознании не существует плотного, материального тела:
«Что-то присутствует в пространстве, но ты не воспринимаешь себя как кого-то, кто обладает [осязаемым] телом или [определённым] умом.»
В этом отрывке тело описывается одновременно как с позиции аспекта абсорбирующей формы (нет осязаемого тела), так и с позиции аспекта эманирующей формы (что-то всё же присутствует).

Ещё одним преимуществом является значительная физическая живость и пластичность:
«После обретения физической живости (гибкости, или пластичности) твои движения наполнятся блаженством. Это напоминает ощущения, возникающие на пике сексуального союза, когда ты будто переполнен блаженством.»

Обе позиции восприятия тела существуют одновременно.
/подобное присутствие двух позиций закладывает фундамент для дальнейший практики випашьяны – проникающего видения:
«Словно попал в изменённое состояние, он испытывает разнообразные состояния блаженства, ясности и покоя, свободного от концепций. Также появляются множество эманаций и сверхспособности. Поскольку обретаются знания, они, пребывая в потоке ума, становятся основой для тех благ, которые приносят практика випашьяны и другие последующие практики»./


Определение «неизменное великое блаженство» отражает одновременно и позицию абсорбирующей формы («неизменное»), и позицию эманирующей формы («блаженство») ощущений, связанных с телом. Поскольку включающая в себя все потенциальные проявления абсорбирующая и в высокой степени конкретизированная эманирующая формы великого тигле сознаются одновременно, этот вид восприятия сравнивается с чувственным восприятием будды.
Эту форму восприятия также сравнивают с восприятием, свойственным маленькому ребёнку. Метафора «ребёнок в храме» объясняется следующим образом:
«Ты следуешь путём, который был описан прежде, путём, который известен как «путь равностности». Поскольку ты следуешь по этому пути таким образом, что у тебя не возникает намерения цепляться за описанное ранее наслаждение, это можно сравнить с тем, как ребёнок осматривает великолепное убранство храма. Маленький ребёнок, которого привели в храм, не различает воспринимаемые явления. Даже если ему показать множество редких произведений изобразительного искусства или изображений божеств – ребёнок не станет размышлять о них и не захочет ими владеть. Это пример того, что такое блаженство.»

_________________
Не важно, что написано. Важно, как понято.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 104 ]  На страницу Пред.  1 ... 7, 8, 9, 10, 11  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB