Христианский ФОРУМ
http://missija.flyfolder.ru/

23 Зинаида Миркина о лете, лесе и самом главном
http://missija.flyfolder.ru/topic1544.html
Страница 19 из 19

Автор:  Соня [ 04-02, 20:34 ]
Заголовок сообщения:  Re: 23 Зинаида Миркина о лете, лесе и самом главном

"Несуетное"

1.
Цитата:
\\Очень плохие стихи ) Вера плохое оправдание бездарности, даже худшее, чем искренность.\\

Миркина ни в малейшей степени не "верит" в Бога.
Незрячий человек может "не верить" в существование собственного глаза: он им не пользуется.
Прозревший человек не может не верить в существование собственного глаза: он им пользуется.
Если же все его существо сосредоточено на зрении, глаз - это то, что он ощущает всем своим естеством.
"Верить" в глаз - ему не надо.

2. "Несуетное"

Когда говорю этой подруге*: стихи Миркиной - это поэзия опыта. На этот камертон отзываются души тех, кому такой опыт близок, кто к такому опыту стремятся. Для прочих они непонятны, - она отвечает - "А Мандельштам им, значит, понятен? Изображение Мандельштам им понятен?"
Все равно: для большинства это - просто "белый шум", стихи не о чем. А она мне -"А хокку, от которых все в таком восторге, - они о чем?"
---
*)
Цитата:
\\...КГ/АМ... \\
Одна из моих подруг (Литературный институт имени А.М. Горького; доцент) утверждает: Пушкин, Цветаева, Бродский и вся русскоязычная поэзия - не стоят и одного сборника Миркиной.
я называю ее экстремисткой. :)
Разбор того, насколько "Пророк" Пушкина бледнее и корявее сходных стихов Миркиной - одна из тем ее семинаров.
Это я просто к крутой безаппеляционности ваших заявлений :)
Цитата:
\\...КГ/АМ... \\

Ничего: Толстой терпеть не мог Шекспира. Так что вы - в хорошей компании. :)

Тепло отзывалась о еще ранней Миркиной А.А. Ахматова.
"Хорошие стихи. Несуетные. Сейчас много пишут суетного.
И среди них аз, многогрешная."
Л.К. Чуковская "Воспоминания".


3. Пророк "внял... полет"
Как этому доценту Литинститута удается критиковать Пушкина?
Ну, не критиковать, а просто сравнивать с Миркиной в пользу последней :) Что же касается прямой критики, то имхо и у вас вызовет сомнения согласование падежей:
"И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,"
Типа "внял... полет" - это как ? :)
Ясен пень, когда "вкурил полет", "всосал полет". :) А вот "внял полет" - вроде не катит?
Что народ думает?
Мне вот нечего было этой подруге возразить.
.
Потому как "время было такое":
(ссылки на архаичное, ныне редкое падежное употребление - ) больше похоже не на возражение, а на оправдание.

Автор:  Соня [ 04-02, 20:34 ]
Заголовок сообщения:  Re: 23 Зинаида Миркина о лете, лесе и самом главном

* * *
Какой простор! Какие дали!
Их охватить не может взгляд.
Куда они меня позвали?
Что вынести душе велят?
Открытое, немое поле
С полоской синею лесной.
И столько счастья, столько боли!
Вот столько, сколько надо мной
Пустого неба, шири, далей —
Дух всё вместить в себя готов.
Куда они меня позвали —
Не знаю, но иду на зов.


* * *
И я приду на берег Божества,
И все познанья расплывутся дымом,
И логика утратит все права
Перед бескрайним и неисчислимым.
Наполнит воздух звонкий птичий свист,
Великий дух простор души расчистит,
И я увижу ствол, увижу лист —
Неисчислимость, бесконечность листьев.
Разлив листвы и больше ничего.
Лист за листом и – ничего другого.
Незащищённой жизни торжество,
Всё сбросившей и бесконечно новой.
Ноль рукотворных построений всех,
Простор открыт. За далью снова дали.
Великий ноль. Нет никаких помех,
Что нас с тобой от Бога отделяли.


* * *
Какая тишина во мне!
Недвижно тело. Жизнь бессрочна.
И в этой полной тишине —
Путей древесных средоточье.
Идут стволы, идёт листва
Незримой внутренней дорогой,
И душу, точно дерева,
Уже нельзя отвлечь от Бога
Ничем и ни на миг единый —
За пядью пядь, за шагом шаг…
И точно соком сердцевина,
Любовью полнится душа.
И вот когда уже она
Застыла от переполненья,
Приходит за зимой – весна,
И вслед за смертью – воскресенье.


* * *
Друзья мои, хранители немые,
Берёзы, сосны вещие мои,
Я каждый день встречаю вас впервые —
Исчезло время, мысли в забытьи.
Любой порой – весеннею, осенней,
Средь солнечного, пасмурного дня —
Я слышу Духа тихое струенье
Из тайной глуби ввысь через меня.

* * *
Переливчатые дали,
В небе переплёт вершин,
А деревья доставали
До таких глубин души…
До такого средоточья —
До скрещения путей,
До волшебной тайной точки
Посреди груди моей.
Точки, где исчезло время,
Провалился в вечность час.
Точки, где Господне семя
Упадает внутрь нас…

Изображение


Раздел III
ДЕНЬ ДАН БЫЛ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБ БОГУ ВОПЛОТИТЬСЯ


* * *
Благодарю Тебя, благодарю
За новый день, за новую зарю,
За то, что лес опять весной запах,
За слёзы на ветвях и на глазах.
За тот насыщенный зелёный цвет,
Которому до смерти дела нет.
За этот вечный океан любви,
Разлившийся в пространстве и в крови.
За утренний голубоватый дым.
За то, что Ты от нас неотделим.


* * *
Нету у Бога от сердца укрытия —
С нами Он в каждом мгновении.
Каждое дерево – это событие,
Каждый листочек – явление.
Утро погожее, утро весеннее.
Духом промытая плоть.
Мир наш светящийся – богоявление,
Сердцу представший Господь.


* * *
О, эта нежность на рассвете
В тишайший час, в бездонный час…
С какою нежностью нас встретил
Тот, кто когда-то создал нас!
Не ждите – никакой приметы,
Нет лика – ни одной черты,
Но этот взгляд, но нежность эта —
Разлив небесный чистоты…
Но это тихое дыханье,
Но этих красок колдовство,
Тончайших веток колыханье
И трепет сердца моего…
Иду, иду Тебе навстречу
В Твой тихий, в Твой просторный храм
И как смогу Тебе отвечу —
Всю душу я Тебе отдам.

* * *
Быть может, мне остался день один.
Но разве он не равен жизни целой?
В снегу деревья. Среди их седин —
Светящегося облака пробелы.
Быть может, мне остался только день.
Быть может, нет, но ведь и так быть может.
А дальше – всё скрывающая тень…
Но этот день – такой подарок Божий!..


* * *
Улыбнусь залитым светом
Соснам. Всей душой в ответ им
Вдруг зальюсь внезапным смехом.
Буду далям гулким эхом.
Ветру в поле, птичьим стаям
Подмигну: «Мы что-то знаем».

* * *
Не взошла из сердца песня,
Только радость, только дрожь.
Погоди, пока исчезнешь,
Как древесный ствол – замрёшь.
Только тихое качанье
Золотящихся ветвей…
Погоди, пока не станет
Мир весь песнею твоей…

Автор:  Соня [ 04-02, 20:35 ]
Заголовок сообщения:  Re: 23 Зинаида Миркина о лете, лесе и самом главном

* * *
Хорошо тебе, лесная птица!
Ах, какая это благодать —
Под высоким облаком кружиться
И простор крылами обнимать!
Быть безвестным, истинным поэтом,
Божий мир любить, как отчий дом,
И все дни, все годы петь об этом,
Лишь об этом – ни о чем другом…

* * *
Тот, кто дороже жизни, в землю лёг.
Куда нам деться с нашею тоскою?
Что от Него осталось? Только Бог.
Но кто мне скажет, что это такое?
Берёза, низко ветки наклоня,
Чуть шепчется над свежею могилой.
Берёзе что-то надо от меня.
Но только что? – Душа понять не в силах.
За кладбищем знакомый с детства лес.
В нём вешний дух и блеск листочков свежих.
Как будто смысл мира не исчез,
Как будто мир всё тот же, мы всё те же.
Стволы дубов и лип переплелись,
Зацвёл замшелый камень придорожный,
И в сердце тихо натекает жизнь…
О, Господи, да как это возможно?..
А небо распростёрлось надо мной,
И в нём всех слов и мыслей замолканье.
Не знаю, что такое мир иной,
Но чувствую великое дыханье.
Как будто Тот, который в землю лёг,
Доносит тайну вечного покоя.
Ведь от Него остался в мире Бог.
Ты понимаешь, что это такое?..


* * *
Новый лист дрожит на ветке.
Жизнь раскрыла закрома.
Птицу выпусти из клетки,
Душу – из оков ума.
Трудно нам поверить в чудо:
Трезвым оком оглядись —
Смерть всесильна. Но откуда
В этот мир приходит жизнь?

* * *
Как неподвижна ты, сосна моя,
Как будто остановлено мгновенье.
Но эта неподвижность бытия —
Условие для вечного движенья,
Сокрытого от нашего ума,
Не видимого для земного ока.
Оно есть я. И всё же я сама —
Лишь русло для глубинного потока.
Он нам незрим. Но вот восходит свет,
И пахнет счастьем зелень молодая,
И творчеству конца и края нет,
И в старости любовь не увядает.


* * *
И вот покой меня настиг.
Он был, как жизнь сама, велик.
Над всей тщетою наших слов —
Покой вознёсшихся стволов.
Покой, которым полон лес,
Покой раскинутых небес
Над полноводною рекой.
Нет, не безжизненный покой
Влился в того, кто вечно спит
Под тяжестью могильных плит.
Нет, не безжизненная тишь…
Когда так полно замолчишь,
Как вековой сосновый ствол,
Почувствуешь, как внутрь вошёл,
Как в почке сердца он набух —
Единый жизнетворный Дух.

* * *
Идет берёза, и идёт сосна,
Хоть ничего нет в мире незаметней
Их поступи. Вслед за зимой – весна,
И осень – следом за порою летней.
За шагом – новый шаг, за пядью – пядь,
И за мгновеньем – новое мгновенье.
Ты можешь ничего не совершать,
А лишь вступать в незримое движенье.
А лишь следить, как длится жизни нить,
Как в небе крылья расправляет птица.
Ты можешь ничего не совершить,
Но всё, что нужно, в сердце совершится.
Беззвучно размотается клубок,
И вот в груди уже не будет тесно —
В бессрочность плавно превратится срок,
И в сердце развернется свод небесный.
Великий путь через миры пролёг
Во тьме морей и в синем небосводе.
Но этот тайный путь и есть наш Бог,
Тот, что внутри сквозь всех и вся проходит.


* * *
Сумасшедший зелёный цвет.
Ни крупиночки тусклой нет.
Что ни лист, то опять обнова,
Будто сняты с души покровы.
Ведь окончилась в мире стужа,
Вот и вышла душа наружу,
И, как будто ребёнок малый,
Обнажившись, возликовала.

* * *
Огоньки зелёные.
Листья – огоньки.
Двери растворённые —
Выход из тоски.
Вот оно, спасение —
В точечках огня.
Жизнь и воскресение
В сердце у меня.

* * *
Да что в вас такое?
Ведь вы так просты —
Шуршащая хвоя,
Под ветром листы,
Травинка сырая,
Дрожащий туман,
А сердце ныряет
В сплошной океан.
В простор без границы,
Без сроков и лет,
Туда, где творится
Трепещущий свет.
Домирное чудо,
Без смерти и мук,
Беззвучье, откуда
Рождается звук.
Есть огнь без дыма,
Пылающий глаз —
Господь наш незримый,
Увидевший нас.

* * *
Моя душа найдёт себе приют.
На мокрых ветках зяблики поют,
Сосна шуршит, качается слегка
И подпирает шапкой облака.
И так рябина ласково цветёт,
Как будто в мире больше нет забот,
И тараторит белка на сосне.
И знаю я, что место есть и мне.
И, точно зяблик, песенку свою
В который раз нехитрую пою.
Про то, что так же, как весной земля,
Душа всё может начинать с нуля.

Раздел IV
ЖИЗНЬ СТАЛА ТИХОЙ И МОГУЧЕЙ



* * *
Тишина. Нет стучащих минут.
Замер час, и слова отзвучали.
Слышно лишь, как деревья растут
И внутри разрастаются дали.
Ты как будто и здесь, и везде,
И, с невидимым миром единый,
Слышишь то, что на дальней звезде
И что в сердца бездонных глубинах.

* * *
А ели качались, качались, качались…
Качались берёзы, качалась сосна.
И пели про что-то, что было в начале,
В далёких наплывах забытого сна.
Какая-то добрая, тихая сила
Во мраке густом зажигала огни,
И виделось то, что до времени было
И будет опять, когда кончатся дни.


* * *
Намолчусь, нагляжусь, наслушаюсь,
И наступит самозабвение.
И отдам за Тебя всю душу я,
Роща влажная, предвесенняя.
Средь деревьев Твоих пропала я.
У меня ни забот, ни чаяний.
Я сейчас как синица малая
С её песнею нескончаемой.

* * *
Свет мартовский, весенний,
Ни облачка на небе.
Так вот оно, спасенье —
Мне выпал славный жребий:
Здесь, на земле родиться
И с каждой травкой малой,
И с каждой певчей птицей
Всё начинать сначала.

* * *
I
От деревьев заразиться
Высотой и тишиной.
Подойти к своей границе
И увидеть мир иной.
Вечный мир… О Боже правый,
Как проста благая весть!
Как нас всех отвёл лукавый
От того, что вправду есть…

II
Мир иной… Но он не где-то.
Мимо цели не смотри.
Он таится в мире этом —
Под скорлупкою, внутри.
Да, вот в этом мире хрупком,
Здесь, где травку щиплет скот,
Как цыплёнок под скорлупкой,
Тайна медленно растёт.


* * *
Ничего им не надо делать,
И ни в чём они не повинны.
В тусклом небе туманно-белом
Тонут тоненькие вершины.
Не нужны им мои глаголы,
Нужно что-то совсем другое.
В этих тоненьких ветках голых
Тонет сердце моё нагое.

* * *
Они просты. Они повсюду.
Но ты, войдя в лесную тишь,
Берёзу старую, как чудо,
Внезапно сердцем ощутишь.
Ну да, все думают иначе —
Другого чуда ждут с тоской,
А ты украдкою заплачешь
И вступишь внутрь, в её покой.
И вот окажется, что это —
Дорога. Только б не свернуть.
О, только бы не сбиться где-то,
Вступая на великий путь…

* * *
Часы великого безделья,
Плодоносящей тишины.
Молитва ль в одинокой келье,
Молчанье ль под крылом сосны…
Как будто прервалась дорога,
Спешащий путник изнемог.
Я уступаю место Богу,
И действует один лишь Бог.

* * *
Как смысл всей книги между строк,
Сквозь лес проглядывает Бог.
Он всё ясней, всё ближе, ближе…
С каким волненьем я провижу
Тебя, сокрытого от глаз,
Сквозь лес глядящего на нас!

* * *
Чуть-чуть колышется листва,
Сквозь ветки льётся мягкий свет.
Когда я вижу, я жива.
И только лишь тогда поэт,
Когда пред чудом бытия
Как перед алтарём стою,
Когда впиваю сердцем я,
Господь, поэзию Твою…

Автор:  Соня [ 04-02, 20:35 ]
Заголовок сообщения:  Re: 23 Зинаида Миркина о лете, лесе и самом главном

* * *
Не знаю, мало или много
Вас, нерождённые слова.
Поэзия – объятье с Богом,
Зачатие от Божества.
И снова непочаты дали,
И в небе облака тихи.
И эти ели зачинались
Вот точно так же, как стихи.


* * *
СОСНА
Ах, как далеко ушла ты!
Господи, в какую высь!
Вслед за птицею крылатой
Твои ветки поднялись!
Что ж, поднимем к небу лица,
В этот промельк голубой.
Будем тихо возноситься
Духом – следом за тобой.

* * *
Безоблачный нежнейший небосвод.
В лесу густые бархатные тени.
Душа моя, как дерево, растёт.
Одно и то же тайное движенье.
Вовне – ни шагу. Сколько ни смотри,
Останется невидимой дорога.
Движенье совершается внутри:
В сосне – до неба, а в душе – до Бога.

* * *
Есть час, есть миг великого соитья
Души и Бога, неба и земли.
И эхо сокровенного событья
Раскатом разливается вдали.
И замирает. Дышит тень лесная.
Стволы дубов и лип переплелись.
Душа сейчас от Бога зачинает
И ощущает, как творится жизнь.


* * *
Не спешите, не спешите…
Тени на ветвях ветлы.
Медлят солнечные нити,
Медлят тонкие стволы.
Ритму тихому послушен,
Долго вечереет лес.
Только медлящие души
Дорастают до небес…


* * *
Быть леса недвижней, бесшумнее тени,
К шершавой коре приникая лицом.
У ели могучей учиться смиренью —
Живому единству с безмолвным Творцом.
И без сожаленья, без капельки боли,
Впитав молчаливую мудрость ствола,
Отдать свою жалкую малую волю
Той воле великой, что мир создала.


* * *
Мы с деревом друг друга понимаем:
Перенасыщен наш безмолвный час.
Мы знаем, что такое жизнь немая —
Поток Творца, текущий через нас.
Нас единит блаженнейшее бремя —
Творящий жизнь невидимый поток.
Мы замираем, позабыв про время,
Чтоб без препятствий он по жилам тёк.

* * *
Какая полнота немого бытия!
Куда девались страх, сомненье и тревога?
Деревья рядом есть, чтоб замолчала я
И наконец в душе раздался б голос Бога.
О, капель на свету таинственная дрожь!
Качание вершин в открытом небосводе…
Деревья в мире есть, чтоб отзвучала ложь
И истина взошла, как ели ввысь восходят.


* * *
Благодарю, благодарю, мой Боже,
За то, что эта жизнь полна Тобой,
За то, что прямо в сердце влиться можешь,
Как тишины таинственный прибой.
За то, что Ты меня так нежно любишь,
Без слов, листвою тихо шелестя.
За то, что я Тебя в сердечной глуби
Ношу, как мать несёт в себе дитя.
Ты свой узор неповторимый чертишь,
Не оставляя ни на чём следа.
Ты весь во мне. И буду после смерти
Я вся в Тебе. А рядом – никогда.



* * *
I
Тихий дождь все шумы глушит.
Даль в тумане. Лес промок.
Я под дождь подставлю душу,
Чтобы он в неё натёк.
Чтоб душой омытой встретить
Души клёнов и берёз,
Чтобы быть совсем, как эти
Сосны, мокрые от слёз…

II
Над землёю бродят тени.
Шорох капель, дождь в окне.
Дождик первый, дождь весенний,
Дождь, омывший душу мне.
Ни начала, ни итога —
В бесконечное провал.
Дождь сказал мне очень много,
Тихим шёпотом сказал.

III
Душе понятное наречье —
Дождь говорит о Бесконечном.
И если очень долго слушать,
То речь заполонит всю душу
И будет с каждым часом крепче…
Хоть дождик очень тихо шепчет,
Но говорит о самом тайном —
О том глубинном, о бескрайном…

* * *
Моя задумчивая осень.
Моя намокшая сосна…
Упрямый ветер ветки косит,
А всё же в сердце – тишина…
А всё же, Господи, а всё же,
Хоть дали сизые пусты,
В день этот серый, непогожий
Я чувствую, как близок Ты…

* * *
Перламутры, переливы.
День осенний, день дождливый,
День прекрасный, день глубокий —
Духа тихие потоки,
Чуть мерцающие дали,
И дыхание печали,
Очень тихой, очень нежной,
Исходящей от безбрежной,
От любви моей бессонной,
К каждой травке наклонённой…

* * *
Как мне в вашей гуще просторно!
Как мне в вашем шелесте – тихо,
Вы, в землю зарывшие корни,
Внутрь неба находите выход.
И что б на земле ни случилось,
Полощете в небе вершины.
А в небе – великая милость,
А в небе все души едины…


* * *
I
Висят облака над лесом.
Свод сизый, седой, белёсый.
И тихий налёт печали,
Покрывший немые дали.
Неточность в дрожащем слове —
Печали или любови?

II
Вот так бы сидеть бессрочно,
Вот так бы сидеть беспечно,
Забыв обо всём непрочном,
И помнить бы лишь о вечном.
Не думать, не торопиться,
Не чуять своей границы.
Ощупывать осторожно
В себе безграничность Божью...

Автор:  Соня [ 04-02, 20:36 ]
Заголовок сообщения:  Re: 23 Зинаида Миркина о лете, лесе и самом главном

* * *
Я хочу, чтобы каждое дерево,
Каждый маленький кустик лесной,
Всё, что Господом сердцу доверено,
Каждый день говорило со мной.
И спрошу я у кустика малого,
Позабыв о грозящей судьбе:
– Хорошо ли тебе, небывалый мой?
И ответит он: – Как и тебе…

* * *
И вот он – лучший жребий:
Увидеть после слёз
На синем-синем небе
Явление берёз.
Вот так на все моленья
Приходит нам ответ:
Великое явленье —
Заливший душу свет.

* * *
I
Догорает, догорает
В небе медленно заря.
Жизнь вторая, жизнь другая —
В сини проблеск янтаря.
Все пределы раздвигая,
Вечность сеет семена.
Оттого что есть другая,
Эта, первая, полна.

II
Свет последний над темью лесной.
Свет заходит к нам внутрь постепенно.
Мы беременны жизнью иной,
И беременность наша священна.
Зреет в нас нам не ведомый плод.
И о нём нам никто не расскажет.
Жизнь иная в нас тайно растёт.
Это наша священная тяжесть.


* * *
Вот здесь и живут наши вечные души.
Всегда растворён в это царствие вход.
Никто здесь святой тишины не нарушит,
И жизни никто никогда не прервёт.
Деревья большие живут с ними рядом,
И дышит воды неподвижная гладь.
И здесь ничего совершенно не надо,
И здесь ни о чём невозможно мечтать.
И полнятся светом притихшие лица,
Становятся песней живой голоса.
Куда океан бесконечный стремится?
Куда от земли уплывут небеса?


* * *
Мы торопыги, верхогляды,
Нам только зрелищ новых надо,
Концы и новые начала,
Чтоб всё пестрело и мелькало.
А Бесконечность не пестрит,
Всё тот же лес, всё тот же вид.
Всё тот же свет на сосны лёг.
Снаружи – мир, а в сердце – Бог.


Изображение


Раздел V
ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ – БЫТЬ СОБОЙ?


* * *
Так вот она, душа моя —
Лесной массив под небом синим.
Даль, потерявшая края,
И Богом полная пустыня.
И в жизни знаю я одно:
Так, как расправить крылья птице,
Так мне задание дано —
С душой своей соединиться
И вспомнить, что я Божье чадо,
А больше ничего не надо.



* * *
И не унимаются слёзы…
Средь мокрого леса стою
И чувствую эту берёзу
Как тайную душу свою.
А что же, что в жизни нужнее,
Чем цельный, собравшийся дух?
Чем встреча с душою своею?
Слиянность. Одно вместо двух.
Стирается, тает граница;
Простор, всё сказавший нам, нем.
И некому больше двоиться
И нету «за что?» и «зачем?»
Нет чуждой, бессмысленной власти.
Жизнь сердца тиха и проста.
И только, как тайное счастье,
Вниз капля стекает с листа.

* * *
Ты совершенный. Значит, надо мне
Затихнуть абсолютно, совершенно
И в этой всемогущей тишине
Расслышать смысл и тайный лад Вселенной.

Расслышать лад и быть с Тобой в ладу,
И в радости, и в нестерпимой боли
Держать ответ за каждую звезду,
За каждый листик и былинку в поле.

Над нашею душою рока нет,
И, о Тебе ежеминутно помня,
Душа должна всегда держать ответ
И никогда не спрашивать: за что мне?

* * *
Опять в окне передо мной
Осенний тихий лес сквозной.
Всё тот же лес, всё тот же вид,
Но что же, что же в нём сквозит?
Что, что нацелено в меня
Копьём всесильного огня?
Кто хочет всё пронзить во мне,
Чтобы осталось в тишине,
В немом пространстве бытия
Одно негаснущее «я»?

* * *
I
День пасмурный, день тихий, день великий.
Сквозь темень веток – неба седина,
И чертит путь к незримому Владыке
Прямая, неподвижная сосна.
День пасмурный, день серый, день суровый.
К деревьям наклонился небосвод.
Душа идти в великий путь готова —
Её сейчас ничто не отвлечёт.

II
День суровый, день осенний…
Только вижу вновь и вновь
В каждом дереве – спасенье,
В каждой веточке – любовь.
И гляжу, гляжу влюблённо,
Не стирая тихих слёз,
На чуть шепчущие клёны,
На качание берёз.
Сквозь обрывы, сквозь потери,
Плоть, сходящую к нулю,
Не надеюсь и не верю —
Просто вижу и люблю.
День суровый, день осенний…
Ветер бьётся за дверьми.
Господи, благодаренье
Неуёмное прими…

* * *
Туман, туман, туман, туман —
В густом дыму весь дальний план.
И только ближняя сосна,
Как сизый силуэт, видна.
А сердце, точно во хмелю, —
Люблю, люблю, люблю, люблю.

Автор:  Соня [ 04-02, 20:36 ]
Заголовок сообщения:  Re: 23 Зинаида Миркина о лете, лесе и самом главном

* * *
Мне бы лишь подбрасывать поленья
И следить за ниточкой дымка.
Только не кончалось бы горенье
Тихого лесного костерка.
Только бы покоя не нарушить,
Словом тишины не расколоть,
Только бы раскрыть пошире душу —
Остальное сделает Господь.

* * *
I
И вот опять редеет лес
И золото на ветки нижет,
И суть моя ко мне всё ближе,
Как будто бы заслон исчез.
Как будто бы защиты нет —
Ушло тепло, уходят силы.
Но сердце… сердце обнажилось,
И из него струится свет.

II
Простите же меня, простите…
Текут мерцающие нити
Дрожащих листьев или слёз,
И никнут головы берёз.
И в этом ласковом сниканьи
Такое сердца затиханье
И перед тайною склоненье,
Что нету ничего блаженней…

* * *
Постой… О ствол облокотись,
О времени забудь.
Деревья – это выход ввысь
И в собственную суть.
Постой без мысли, просто так,
Пусть длится с миром связь.
Тебе казалось – ты иссяк,
Но только началась
Жизнь, и шум листьев, птичий грай
Зальют твою тоску…
Дыши и мир в себя вбирай
По капле, по глотку…

* * *
Мне надо видеть, как пустеет лес.
Сквозь тишину вздыхает ветер глухо.
Листы теряют цвет, теряют вес.
Кончина плоти. И – возженье Духа.
Он, что-то сокровенное шепча,
Все шумы смёл – ни песен нет, ни крика.
Весь лес сейчас – великая свеча,
Зажжённая перед незримым ликом.


* * *
Жить в такт с деревьями – с рябиной,
Берёзой, со стволом сосны…
Беззвучной музыке единой
Они и мы подчинены.
Дать ей войти, заполнить душу,
А дальше – воля не моя.
О, только, только б не нарушить
Святого ритма бытия…

* * *
Мои осенние прогулки
В лесу, где мне сам Бог сосед,
Когда в такие закоулки
Души моей заходит Свет!
В такие тайные колодцы —
Глубины сердца моего,
Что, кажется, не остаётся
Сокрытым в мире ничего.
Дрожит берёзы позолота,
Трепещет в синей вышине.
А Бог? О Господи, да вот Он —
Повсюду. Около. Во мне.

* * *
Всё тише и всё проще
Безлюдье. Ты и я,
Заплаканная роща
Прозрачная моя.
В мерцанье полумрака
Ты вся погружена,
И так привольно плакать,
Когда совсем одна!..
Неспешным листопадом
Слеза твоя течет.
И никого нет рядом.
А я?.. а я не в счет...

* * *
Размотан неба синий свиток,
И птица тонет в вышине.
Вся тайна мира мне открыта —
Глядит Господь мой в сердце мне.
О, этот свет немого взгляда —
В жизнь бесконечную окно!
Мне больше ничего не надо.
Всё, что мне нужно, мне дано.
О чём просить? Не верить — верить,
Когда в ветвях лучей разбег?
Наполнись Моцартом, Сальери!
Наполнись Богом, человек!

* * *
Застыть бы напрочь, навсегда,
Как застывает вдруг вода,
Внезапно превратившись в лёд.
Быть тем недвижным, кто живёт,
Но не вовне, а лишь внутри,
Крылами гаснущей зари Обняв
Вселенную свою. Я — жизнь, я есмь.
И я стою Вот так, как дерево стоит —
Для всех бегущих тайный щит.

* * *
До той поры стою, немея,
В груди дыханье затая,
Покуда красотой моею
Не станет красота Твоя.
Покуда, Господи, покуда
Вся тайна Твоего огня,
Всей осени святое чудо
Не вспыхнет в глубине меня.


* * *
Что значат вера и надежда?
Все планы в воздухе повисли.
Душа сняла с себя одежды —
Все имена, понятья, мысли...
Куда-то вышла за пределы,
Забыв о пользе и о цели.
Лишь снег легчайший, белый-белый
Ложится на немые ели.
И длится тишина живая,
Которую нельзя нарушить,
А снег, слетая, покрывает
Не только ветки, но и душу.
Она, в неведомость шагая,
Касается своей основы.
Она сейчас совсем нагая —
В ней жизнь и ничего другого.
Ложится белый снег на ели,
Как будто ангел путь нам чертит.
Так неужели, неужели
Душа воистину вне смерти?


* * *
А за окошком снег идёт,
Едва заметный, редкий.
Почти что белый небосвод,
Почти недвижны ветки.
Мне неизвестно, что потом,
Цель жизни неизвестна,
Ведь я не здесь, я за окном —
Я в Царствии Небесном.
Здесь длится тайный Божий труд,
Простой, неторопливый.
Здесь не родятся, не умрут —
Здесь жизнь без перерыва...


* * *
Мне б вступить в лесное братство
Заблудиться, затеряться
Средь заснеженных ветвей.
И вглядеться в ваши лица
Так, чтоб с вами поделиться
Целым лесом, целым Богом —
Тем, Которому не много Всех и вся,
Вселенной всей;
Тем, в Ком нет ни дат, ни вех,
Ибо Он один на всех.


I

Легчайший снег на крыльях белых
Спускался медленно с небес.
И вот пространство онемело,
И мягко засветился лес.
В одежды белые одетый,
Он наполнялся, чуть дыша,
Тем внутренним, тем тайным ветом,
Которым светится душа.
И стала тяжесть легче пуха,
И тихо Божья благодать
Учила нас на крыльях Духа
Над всею мукою взлетать.

II

Тишайший снег, весь шум мирской глуша,
На ветки лёг. Безмолвна жизнь лесная.
Я ничего не знаю, но душа...
Душа моя всё, что ей нужно, знает.
Душа моя безмолвна и полна.
Неполной мерой вы её не мерьте.
Всё в этом мире смертно, но Она
Вещает о таинственном бессмертье.

III

Бессмертие таинственно, как Бог.
Бессмертного нельзя увидеть глазом.
Тишайший снег на ветки леса лёг,
И Дух Святой нам усыпляет разум.
И все слова вдруг станут немотой,
И все резоны лягут мёртвой грудой,
Когда наполнит сердце Дух святой,
Когда Он хлынет через край сосуда.



* * *
А счастье ты вдохнёшь не сразу,
Растут деревья не спеша.
Дай медленно вглядеться глазу —
Не сразу видится душа.
Она спокойна и открыта,
Но очертанья не видны.
Так, как из пены Афродита,
Душа встаёт из глубины.
И длится тайное дыханье
И наяву, и в вещем сне —
Вся глубина сейчас предстанет
Другой бездонной глубине.
Ты входишь в ритм лесного роста,
Древесный продолжаешь путь.
И видишь... Нет, не видишь — просто
Вступаешь в собственную суть.

Автор:  Соня [ 04-02, 20:37 ]
Заголовок сообщения:  Re: 23 Зинаида Миркина о лете, лесе и самом главном

Раздел VI

Я ЕСМЬ СОЗНАНИЕ СОСНЫ


* * *
Деревья — это бытиё.
То, что лишь только есть.
Войди в сознание моё,
Спасительная весть,
Что там, в основе всех основ,
Мы с лесом сплетены —
Я есмь сознание лесов,
Сознание сосны.
А это замкнутое «я»
Ушло, растаял след.
Я есмь сознанье бытия.
Раскола больше нет.

* * *
Мне надо говорить за всех,
Кто за себя сказать не может.
При чём тут слава и успех?
Творится тихо дело Божье.
И там, где я навек усну,
Сосна со мною встанет рядом.
Пусть кто-нибудь поймёт сосну
Мне больше ничего не надо.


* * *
Когда б мы досмотрели до конца,
Когда смогли бы до конца дослушать,
Когда б мы углубились внутрь лица
И сквозь черты разглядели Душу
Тогда бы этот простенький пейзаж,
Деревья эти, облака и тени,
Тогда бы этот мир привычный наш
Открылся б вдруг как Божье отраженье...


* * *
Я наконец-то там, где мне
Дел никаких не надо делать,
А только быть, как той сосне
Или вон той берёзе белой.
Мне выпала такая честь
Быть на земле Творцу подмогой -
Ведь если я и вправду есть,
То я в себя вмещаю Бога.
Век короток, и грудь мала.
Задача не имеет края.
Какие уж вершить дела?
Я внутрь себя Творца вмещаю.


* * *
Я верю Тебе, мой Боже,
Я верю Тебе, Любимый.
Я верю, что Ты всё можешь,
Что мука преодолима.
Хоть боль и не знает меры,
В Твой лик я гляжу безмолвно.
Любовь доросла до веры,
До той безоглядной — полной.
Безмолвствует глушь лесная,
Безмолвно растут просторы.
Я, кажется, вправду знаю,
Что вера сдвигает горы.


* * *
Я с Богом говорю сквозь эти облака.
Я с Богом говорю, следя за быстрой птицей
Послание моё не запись на века —
Оно вот-вот умрёт, оно сейчас родится.
Простор в моём окне опять открыт и чист,
И вновь передо мной не стенка, а дорога.
Послание моё — древесный лёгкий лист:
Он был — и нет его, но он коснулся Бога...

* * *
Снова лес весенний ранней ранью.
Вновь застыла и дышу едва.
От меня - лишь только замолканье,
От Тебя же — все мои слова.
Их как листьев, бесконечно много.
Вновь не хватит белого листа.
Но они не от меня — от Бога.
От меня - лишь только немота.

* * *
Всё тот же лес, берёзовый, сосновый.
Покачиванье потемневших хвои.
Всё тот же и ежеминутно новый,
Зятем что нескончаемо живой.
Лишь только всматриваться, только слушать.
Чудес не надо. Бог наш не факир.
Увидеть мир как собственную душу
И собственную душу как весь мир.


* * *
Я вдумаюсь в рощу, в деревья вмолчусь.
Я выучу каждый их взгляд наизусть.
И мысли, которые мне так нужны,
Проступят отсюда, из их тишины.


* * *
Я наконец-то среди равных
В лесу весеннем поутру.
Как двигаются сосны плавно,
Покачиваясь на ветру.
Не скажут о себе ни слова,
И — вся душа как на просвет.
В них ничего нет показного
И спрятанного тоже нет.
Их много, их бессчётно много —
Давным-давно потерян счёт.
Живут не для себя — для Бога,
Для жизни, что внутри течёт.
Для той, что веткой вдруг помашет,
Наполнит сердце тишиной...
Для жизни не моей, не вашей —
Одной на всех, сквозь всех одной.
Как двигаются сосны плавно...
Остановились. Ветер стих.
Я наконец-то среди равных —
Среди своих, совсем своих...


НАД ВЕЧНЫМ ПОКОЕМ



* * *
Снег сыплется на ветки густо,
Туманом залито окно.
Вам кажется - здесь место пусто,
А для меня оно полно.
Земля и небо в белой пене.
И никого. Простыл и след.
Но это сердца наполненье
Вот Тем, Кого как будто нет...


* * *
Каждое утро встречаюсь с Тобою,
Знаю, что вправду воскрес.
Вижу я небо в окне голубое
И рассиявшийся лес. Каждое утро...
Не с первого взгляда,
Нет, не проста благодать —
Долго глядеть в эти дали мне надо,
Чтобы Тебя увидать.
Взгляд неотрывный... О, только б не мимо!
Только б насквозь и до дна!
Всё на ладони, но есть и Незримыи —
В мире сём есть Глубина.

* * *
Лес да узенькая речка,
А над лесом — облака.
Ель качнулась. Ни словечка,
Ни лица и ни шумка.
Ветер тронул гладь потока,
Тихо по ветвям прошёл.
До чего же одиноко!
До чего же хорошо!..
Ни потерь, ни обретений,
Ни борения с судьбой —
Только счастье единенья
Полного с самой собой.

* * *
Тишина весенняя
Разлита в природе.
Что-то ждёт рождения,
Что-то происходит
Там, в глубокой темени,
В недрах затаённых —
Тишина беременна
Стоголосым звоном.
Тишина великая —
Не бывает тише.
Бог незримых кликает,
Души Бога слышат.
Звуки внутрь запрятаны.
Полнота вниманья.
Тишина чреватая
Взрывом ликованья.


* * *
О, этот жизнетворный хмель
Сияющего дня!
Я говорю за эту ель,
А птица — за меня.
Ни слова не произнесу.
Полна душа моя.
Запела иволга в лесу,
И замолчала я.
Я чувствую, что дуб с сосной
Зависли, как весь шар земной
В средине мировых пустот.
Всё неподвижно. И плывёт
В ничём. О, как она крепка,
Та бестелесная рука,
Что держит всех и вся. Какой
Непререкаемый покой
Сейчас расправился в лесу!
Нас кто-то держит на весу
Над бездною. И просит нас
Не открывать в испуге глаз
И не заглядывать во тьму,
Во всём доверившись Ему.

II
Таинственное равновесье —
Земля зависла в поднебесье.
И все бесчисленные нити
Связал незримый Вседержитель
В единый узел, вздох любой
Уравновесив всем Собой.
Да воскресенье, да, объятья,
Великий всплеск Господних сил.
Но всё-таки никто распятья
И крестных мук не отменил...



Изображение

Страница 19 из 19 Часовой пояс: UTC + 3 часа
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
http://www.phpbb.com/